14 06 1941

убийство отцов

Предисловие к чтению и копированию материалов сайта

Предисловие к чтению материалов сайта.

Главное  - все материалы можно копировать и использовать в научных и личных целях .

( Ограничение  - если у Вас есть коммерческая выгода - тогда и только тогда 

Вам надлежит обратиться за авторскими правами к Дзинтре Геке.)


Краткое пояснение целей и задач автора сайта.

1 - основной источник данных - книга Дети Сибири.

Потому будет полезным для всех библиотек России прикупить эту книгу у Дзинтры Геки.

( Понятно, что им нужна только русская версия книги.)

2 - мой вклад - это соединение воедино воспоминаний выживших с краткой справкой другой книги - Aizvestie ( Вывезенные ).

Сайт позволяет дополнить историю семьи сведениями про ОТЦА ( как правило убитого голодом или расстрелянного в сталинских лагерях смерти).

3 - у меня есть надежда ( пока не умерли ВСЕ родственники лиц из семей вывезенных ) ,

что родня пойдёт в архивы и получит материалы на своего УБИТОГО ОТЦА.

( Согласно законам Латвии эти материалы дают только родственникам.) 

4 - возможно будет интерес к теме депортации у студентов - историков.

Но если это студент из России - ему тяжело приехать в Латвию .

Сайт имеет целью публикацию материалов по истории Латвии на русском языке именно для лиц из России.

Особая ценность воспоминаний - они дают практически живой рассказ выживших - чего лишены справки из архивных дел.


 Примечание -на сайте Дзинтры Геки можно бесплатно скачать в формате pdf почти все главы двухтомника.

Ссылки тут

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_A-А.pdf 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_B-Б.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_V–В.pdf

 

 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_D_Д.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Е.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_Ж.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_З.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_I_И.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Й.pdf

 

 

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-N_Н.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-O_О.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-P_П.pdf

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-S_С.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-T_Т.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-U_У.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-F_Ф.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-H_Х.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-C_Ц.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_SATURS.pdf

 

 

 

 

 

 

 

Реке Дзидра родилась в 1932 году.

Вывезли нас 14 июня 1941 года - в то утро страшно лаяли собаки, женщины пришли сажать капусту, отец тоже был в поле.


страница 503

Вывезли нас 14 июня 1941 года - в то утро страшно лаяли собаки, женщины пришли сажать капусту, отец тоже был в поле. За отцом приехали, привезли домой. Сказали, что нас высылают. Сложили, что могли, но ведь все с собой не возьмешь... Привезли в Лиепаю, стояли там дня два. Все время выглядывали в окошко. Везли недели три. В дороге воды, чтобы умыться, не было. За Уралом выпустили. Лил дождь, и люди без стеснения мылись возле самой насыпи, ведь не мылись три недели. В дороге давали соленый хлеб, вначале есть его никто не хотел. Была и пшенная каша. Мы захватили с собой копченое сало.

Пришли за нами в девять утра. Дома была мама, по-русски она не разговаривала. Привезли из Ола-вы папину сестру, чтобы присматривала за скотиной - дом оставался пустой... На сборы времени дали мало.

Интересно, что парень из деревни, где мы потом жили, служил в Лиепае. Когда он вернулся, узнал нас, спросил, не из Гробиняс ли мы. Он нас и вывозил...

Иногда в вагон приносили теплую воду, могли попить. С едой было не очень... Высадили в Красноярске, на большой площади. Дальше плыли на пароходе. Из колхозов приехали председатели, разбирали работников. Я смелая была, села в лодку, чтобы нас перевезли через реку, а лодка на вид была ненадежная, мама кричала, чтобы я не садилась, что лодка утонет. Перебрались на другой берег.

В первые годы было трудно. Ничего не вырастили. Скажу откровенно - научились воровать. Поселили нас к русским. Их сын осенью привозил домой ящики с зерном. У мамы был котелок, и мы с соседским мальчишкой забирались, таскали зерно. Один из ребятишек хотел вести нас в контору, пожаловаться, что мы воруем. Но другие ребята на него набросились - детям есть нечего. Ночью смололи это зерно, вот и еда.

Жили мы в 250 километрах от Красноярска. Сначала жили в Канске, потом в Новоселово.

Мама работала на ферме, мы, дети, сидели дома. Русские дети приходили нас пугать. Мы запирали двери. Иногда ходили к маме попить молока - летом, на луг. Русские женщины ни слова не говорили. Но одна все же нас выдала. Пришел бригадир и сказал, что он тоже хочет молока. Мама сказала, что нет посуды. «А как же дети пьют?» - только и спросил он, но последствий не было.

Когда подросла, стала пасти овец. За это можно было получить тарелку супа. Денег мы не видели. В последние годы - мне было уже 17 - заделалась свинаркой, стала хорошо одеваться. После войны в Россию стали присылать одежду. В первые годы не было ничего - ни сахара, ни муки... Нищета...

Как жили - это не рассказать... Ели павших телят. Весной все, местные тоже, варили крапиву. Крапиву набирали с трудом... Мамин брат прислал нам посылочку и деньги, и мама купила картошку. Надо было через Чулым перебраться, чтобы посадить. В лодке было много народу, и лодка затонула со всей картошкой. Маму спас какой-то мужчина, иначе она бы тоже утонула. О русских ни одного плохого слова не могу сказать.

Однажды какой-то мальчишка бросил меня в воду, в реку. Не знаю, как научилась я двум русским словам - «жопа» и «черт», но когда он меня бросил, я этими словами его и выругала. Конечно, спустя много лет, когда перезнакомились, я все забыла.

страница 504

Помню, как мама ходила с сумой в соседнее село. У мамы совсем не было сил... Однажды смотрим - она вдруг такая круглая стала, от голода всю ее водой раздуло... Машин не было, но маму доставили в больницу в Новоселово. Врачи сказали, что если бы привезли на день позже, она своих детей больше не увидела бы... Это было ужасно...

Когда началась вторая Атмода, мама живо все воспринимала, очень переживала...

В Сибири в школу пошла на следующий год. Кажется, уже и работать ходила. Писать было нечем, достали мне чернила, но мальчишки вылили. Школа была в Новоселово, брат там окончил восемь классов. Мне не удалось - как окончила в Гробиняс 1 -й класс, так меня и сослали.

Зимой счастье было, что жили там отец с сыном - они привозили дрова, топили, так что у нас с этим забот не было. Спали на полу, кроватей не было. Брат был маленький, хотелось есть, ходили пить молоко... Печальные воспоминания...

Весной все ждали, когда появится крапива. Ошпаренная, она была даже вкусная. Потом ели лебеду, грибы. Воровали зерно - носили в рукавицах, в шапке. Было там одно место, куда складывали семенной картофель. Все латышки туда ходили... Весной там уже было пусто, но никого не отдали под суд... Вначале я вспоминала Латвию. Позже, когда все сдружились, отвыкла.

В 1946 году - не знаю почему, но мы остались. В деревне было, наверное, шесть латышских семей,

cтраница 505

и все уехали. Мы остались одни и перебрались в Новоселово. Мама осенью уехала туда первая, а меня не отпускали до конца уборки. Я уже работала. Осталась я одна латышка. И только когда все смолотили, только тогда и отпустили.

Думаю вот - русские всю жизнь здесь прожили, латышский не могут выучить, мы освоили за полгода... Так мы жили в Сибири...

Мы, ребята постарше, все время хотели есть, и если видели у кого-то еду - тут же отбирали.

В Сибири зимы очень холодные, зато летом там красиво. Земляника, цветы, лилии. Богатая земля. Мы думали - если бы такая земля была в Латвии, то у каждого латыша была бы не только машина, но и самолет. Русские были хорошие, но они ленивые. Женщины на сенокосе, а мужчины на печи. С войны пришли инвалиды, было и несколько мужчин.

Зимой работы у меня было много - возила свиньям воду из проруби. Руки ни на что не похожи... Нам посчастливилось вернуться домой, но сколько тех, кто не вернулся... Я удивляюсь, как Бирзниекс вернулся из лагеря. В Латвии он был министром. Его никуда не хотели брать на работу, его парализовало, там он и умер, в больнице.

Отец командовал айзсаргами, его отправили в Киров. Один еврей, который вернулся оттуда, рассказывал, что были моменты, когда он приносил отцу пить, а потом и отец приносил ему воды. Отца расстреляли. Он знал, что его расстреляют. Когда ночью его вызвали, он этому еврею сказал: «Прощай, друг!..» Это было в феврале 1942 года.

Отец был образованный молодой человек, принимал участие во всех мероприятиях в Гробиняс.

А у меня один класс за плечами... Все удивляются, как быстро я считаю в уме.

Хотелось вернуться в Латвию? Мне не очень, мама хотела. У меня в Сибири появились подруги, друзья... Но все-таки приехали.

В Новоселове мы купили дом.

В Гробиняс наш дом сожгли - рядом жили евреи, когда их в немецкое время хотели ликвидировать, они сожгли свой дом, сгорел и наш.

Жена маминого брата приняла нас, спасибо ей за это. Осенью пошли работать в колхоз. Пригласили нас на осенний бал, дядья играли в духовом оркестре. Когда я слушала, слезы наворачивались на глаза.

Мамина двоюродная сестра жила в «Тилти», мы у нее жили примерно девять месяцев - была работа на лесопилке, в деревообрабатывающей промышленности. Потом освободилось жилье в другом месте, и мы переехали. В «Тилти» мы прожили примерно 13 лет, на лесопилке можно было хорошо заработать. Работала в две смены... Жизнь пришлось начинать сначала, было не до учебы, хотя голова у меня была неплохая. Россия все порушила...

В Новоселове жили семь лет. Бирзниекс писал прошение, чтобы отпустили домой. После третьего заявления нам разрешили уехать.

Устроили прощальную вечеринку...

Какие же там могучие реки! Даугава, Гауя - речушки по сравнению с Енисеем... Научилась плавать.

Вначале тосковала по Сибири. Привыкла жить в деревне, где дома стоят рядом. Все встречаются, видят друг друга, а здесь ни одного человека...

Брат в Сибири разговаривал по-русски. Дома с мамой говорили по-латышски. В Латвии он не стеснялся.

Иду в Лиепае по базару, одежда на мне еще сибирская - платок с бахромой, ватник, как на настоящей русской. Слышу со спины: «Смотри, снова русские понаехали...» Ощущение было странное... Русские действительно понаехали - в Лиепае латышскую речь редко можно было услышать...

 

 

 

 Reķe Dzidra Alfrēda m.,
dz. 1932,
lieta Nr. 13275,
izs. adr. Liepājas apr., Grobiņa, Lielā iela 107 ,
nometin. vieta Krasnojarskas nov., Novosjolovas raj.,
atbrīvoš. dat. 1957.06.12

 

Reķis Alfrēds Augusta d.,
dz. 1898,
lieta Nr. 13275,
izs. adr. Liepājas apr., Grobiņa, Lielā iela 107

Рекис Алфред Аугустович расстрелян 10 1 42 в Вятлаге страница 337 Aizvestie 44737 

 

################################################################

Для поиска дела по дате рождения или букв имени и фамилии используем запрос

на сайте http://www.lvarhivs.gov.lv/dep1941/meklesana41.php

 

иногда помогает https://nekropole.info

 

 

 

 

Дети Сибири ( том 2 , страница 503  ):


мы должны были об этом рассказать... : 
воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году :
724 детей Сибири Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис интервьюировали в период с 2000 по 2007 год /
[обобщила Дзинтра Гека ; интервью: Дзинтра Гека, Айварс Лубаниетис ; 
интервью расшифровали и правили: Юта Брауна, Леа Лиепиня, Айя Озолиня ... [и др.] ;
перевод на русский язык, редактор Жанна Эзите ;
предисловие дала президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, Дзинтра Гека ;
художник Индулис Мартинсонс ;
обложка Линда Лусе]. Т. 1. А-Л.
Точный год издания не указан (примерно в 2015 году)
Место издания не известно и тираж не опубликован.
- Oriģ. nos.: Sibīrijas bērni.

 

 

 

 

 

 

 

лица депортации 1941 года

Послесловие

Послесловие - у каждой истории есть предисловие и послеИСТОРИЯ.

    И у каждой истории есть типичная  структура и ход событий и

    кое-что что выделяет её из массы иных, похожих на неё историй.

    Итак, вот что характерно для историй вывезенных  советских граждан 14 июня 1941 года из Латвии в Сибирь.

       1 - вывозили без решения суда - просто посадили в  вагоны для скота и как скотину повезли.

      2 - сразу из семей изъяли отцов и отправили их в лагеря смерти.

  Особенно зверствовали в Усольлаге - где не просто заморили голодом , но ещё и расстреляли.

   Выводы же банальны.

      Это для тех , кто любит сравнивать гитлеровский холокост в Латвии и сталинский геноцид.

              Если Гитлер начал уничтожать евреев во время войны и это были лица с точки зрения нацизма недолюдьми,

                    то Сталин осуществил вывоз советских граждан ( и далее убийство ОТЦОВ в сталинских лагерях смерти )

                         в мирное время .

   В этом плане Сталин был бОльший фашист чем Гитлер.

                 ( Внимание  - здесь указывается исключительно на акцию депортации латышей 14 июня 1941 года.)

лица Депортации 1941 года

previous arrow
next arrow
Slider