14 06 1941

убийство отцов

Предисловие к чтению и копированию материалов сайта

Предисловие к чтению материалов сайта.

Главное  - все материалы можно копировать и использовать в научных и личных целях .

( Ограничение  - если у Вас есть коммерческая выгода - тогда и только тогда 

Вам надлежит обратиться за авторскими правами к Дзинтре Геке.)


Краткое пояснение целей и задач автора сайта.

1 - основной источник данных - книга Дети Сибири.

Потому будет полезным для всех библиотек России прикупить эту книгу у Дзинтры Геки.

( Понятно, что им нужна только русская версия книги.)

2 - мой вклад - это соединение воедино воспоминаний выживших с краткой справкой другой книги - Aizvestie ( Вывезенные ).

Сайт позволяет дополнить историю семьи сведениями про ОТЦА ( как правило убитого голодом или расстрелянного в сталинских лагерях смерти).

3 - у меня есть надежда ( пока не умерли ВСЕ родственники лиц из семей вывезенных ) ,

что родня пойдёт в архивы и получит материалы на своего УБИТОГО ОТЦА.

( Согласно законам Латвии эти материалы дают только родственникам.) 

4 - возможно будет интерес к теме депортации у студентов - историков.

Но если это студент из России - ему тяжело приехать в Латвию .

Сайт имеет целью публикацию материалов по истории Латвии на русском языке именно для лиц из России.

Особая ценность воспоминаний - они дают практически живой рассказ выживших - чего лишены справки из архивных дел.


 Примечание -на сайте Дзинтры Геки можно бесплатно скачать в формате pdf почти все главы двухтомника.

Ссылки тут

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_A-А.pdf 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_B-Б.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_V–В.pdf

 

 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_D_Д.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Е.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_Ж.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_З.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_I_И.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Й.pdf

 

 

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-N_Н.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-O_О.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-P_П.pdf

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-S_С.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-T_Т.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-U_У.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-F_Ф.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-H_Х.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-C_Ц.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_SATURS.pdf

 

 

 

 

 

 

 

Перне Янис родился в 1932 году.

страница 261

Я родился в Светциемской волости.

Позже переехали на хутор Дундури Салацкой волости - это было мамино приданое.

Я родился в Светциемской волости. Позже переехали на хутор «Дундури» Салацской волости -это было мамино приданое. В 1934 году выкупили «Яунсарти». Отец как командир роты участвовал в Цесисских боях, дважды был ранен.

Наступил 1941 год. 14 июня около 11 утра явились солдаты со штыками. Были и соседи, которые их сопровождали. Подъехала машина с соседями, забрали и нас - отца, мать, меня, Айварса и Алдиса, он умер в Сибири.

Потом мрачные вагоны. Последний раз видел отца на станции Торнякалнс или в Шкиротаве. В 90-е годы узнали, что он был застрелен при побеге еще 14 июня в 17.00.

Дорогу почти не помню, запомнился только Новосибирск. Выгрузили четыре эшелона с латышами и один с эстонцами, запихали в баржу.

Привезли в Парабель, а потом на маленькой барже везли по реке Парабель. Выгрузили в Соиспаево, от центра Смольного в 70 километрах.

Жили там, пока Алдис не умер. Было ему года полтора. Жили там до 1942 года.

Потом на двух лодках везли по Парабели. Временно разместили в церкви. Надо было носить на берег реки кирпичи, под ногами грязища.

Потом отвезли нас на остров смерти Былина. Там было совсем плохо. Строили рыбоконсервный завод. Был только навес, к осени стали строить барак из дерна.

Потом оказались в Тогуре, пилили дрова на стапелях, где строили лодки. Давали по 500-600 граммов хлеба. Голодали, это точно.

Были в рейде, потом обратно в Тогур. Швыряли нас из барака в барак. И так до 1946 года.

Приехали Илга Бирзгале и учительница Фелдмане, внесли нас в списки. Где-то осенью 1946 года дотащились до Томска. Определили нас в детский дом, получили бумаги и приехали в Ригу.

На станцию приехали утром, автобусом отвезли в Пардаугаву, в детский дом. Сразу же накормили, сытно. Вышла у меня там неприятность - не съел свою порцию. Я просто устал и меня тут же в карантин. Паршиво было, есть хотел как собака. Была там медсестра, у нее жених был, офицер. Они при нас ели, нам совсем было плохо. Через две недели выпустили. Есть уже давали не столько, сколько в первый день, мы уже были не гости. Надо было топить печь по очереди, внизу были подвалы, а мы полуголодные. Добыли палку от швабры, вколотили гвоздь. И таскали картошку через окошко, пекли на костре.

Меня забрала папина сестра. Жилье было. У нее осталось 15 гектаров земли, корова. Еще был брат матери - жил в лесу. В Эзеркрогсе была оставлена пайка. Через три дня я должен был пойти и забрать. Ездил на велосипеде вдоль железной дороги. Они меня ждали. Жил у тетки, пас скот, ходил в школу. За мной присматривали, в 1948 году случилась неприятность - вышвырнули из 5-го класса, потому что я был связной.

В 1949 году вызывает меня парторг. Я работал в лесничестве. Ушел в Янюмуйжу, окончил курсы трактористов. И снова неприятности - Имантс с брательником объявились, жили у эстонцев, на болотах. Всю кровать переворошили, черт бы их побрал!

После курсов работал трактористом в МТС, зимой грузил вагоны, потом в Алойской МТС работал, оттуда послали меня в Коргене, в сущий

страница 262

ад. С работой проблем не было, а тут оказались все старые друзья, с кем я якшался, которые меня и заложили.

На Лиго собрались, чуток выпили, глянули -новый трактор под окнами стоит. Напугали мы бригаду комсомольцев. Там был старый крест... сосед жене на могилу поставил еще в старые времена, тетушка там такая жила. На дорогу крест не вытащишь, тогда как раз колхозы создавались. Но тетушка старая, и в канаве крест - это ведь не гоже. Велели возле амбара поставить...

Ладно, стоит крест у амбара. Собрались, брат двоюродный, еще кто-то, человек пять парней. Комсомольцев напугать решили, они еще работали. Крест на плечи, белой простыней обмотались, черт бы их побрал! Я в этом не участвовал, а всю вину на меня свалили. Прошло время, пашу я возле Коргенской школы. Ну что особенного, ведь Янова ночь! Я спал в сене над хлевом у Улдиса Лиепиньша. В те времена было не так, как нынче: подвезут тракториста к машине, Европа, как же, сейчас нам подавай черт знает что! У нас просто было: заберешься на

сеновал, и спишь себе. Ну, тут ко мне со старыми русскими дробовиками... нет, немецкие винтовки были... ну, и взяли меня! Ладно. Запихнули туда, где раньше почта была, там и лавка у Бирзгалиса была, вокруг запоры. До вечера просидел, вокруг эти со старыми немецкими винтовками.

У меня была новая винтовка с Волховских болот. Следили, выслеживали - приезжает вечером милицейский начальник Мигла и Рушма-нис. Переговорили - ладно, иди домой! Утром придешь. Велели и этим убираться. Утром приехали: «Исчезнуть отсюда должен!». А у меня в Валмиере шапочный знакомый был - Музикантс, его двоюродный брат машинистом работал. Ну, двинул я на Валмиерскую МРС. В Матиши, Буртниеки - там и обитал. А в 1957 году, осенью, - в армию забрили.

В учебном полку был. Ну и гоняли! Зато с едой плохо было - все капуста да капуста. Разве что хлеб купить можно было. Осенью у нас в этом... как его... в летнем лагере один ленинградец из детдома на посту застрелиться хотел. ЧП, не скажи. Охраня-

страница 263

ли мы там, потом оружие в Корейку отправили, было там 25 000, армия стояла под Слуцком, в 102 километрах от Минска. А потом в тот штаб в Корейке. И тут надо было строить дровяной сарай полковнику... такой Виеситис еще был, отслужил уже, я тоже отслужил, а он по-русски не говорил. Мы ставили этот сарай, и разрешили нам по складам порыскать, доски поискать. Полковник за «Беломором» послал, сходи, говорит, в магазин. А у меня ноги подкосились - напротив как раз контрразведка. А там - раз, раз, думали, что я страшный преступник, как же. Оставили бушлат мне, пилотку. Дали рубаху и штаны, сфотографировали. Вечером, в 11, пришел командир Исаев - нормальный парень, я на него не жалуюсь. У них приказ был, вот и все. И тут же вечером я оказался в Слуцкой тюрьме. Ночью вдвоем там были, еще русачок из Омска. Наутро один остался. Сколько там просидел - не знаю, неделю, три, месяц. Взяли отпечатки пальцев, о чем-то спрашивали. Когда освободили, все бумаги на руки выдали.

И отправили по этапу. Сыро было, ноябрь, а то и позже. «Столыпин» почти пустой. Снова в одиночку. Так и ехал то ли до Орши, то ли до Могилева. Потом в общий и до Москвы. Сколько пробыл в Москве, не скажу.

Потом Свердловск. Высадили, а мороз лютый - 40, 50 градусов. А у меня сапоги кирзовые и тонкие портянки. Конец мне, ясно! И тут ребята какие-то, один по-русски говорил. На них темные длинные шинели. Один оторвал от шинели кусок полы, обмотал мне ноги. Сапоги были большого размера.

А там, как попал, тебя тут же в душ запихнут. Согреться можно. Потом в большую камеру, а там эти ребята.

В Томске дали другого следователя - младшего лейтенанта. Все рассказал, и про детский дом тоже. Ладно! Был во втором корпусе. Были и высланные, в третьем корпусе. Следователь - нормальный парень. Разыскал детдомовские бумаги, выяснил, что я не сбежал. Если бы сбежал, было бы нехорошо. Калевсу пришили побег, три года тюрьмы дали.

Отвезли за 16 километров - в Ключи. Там я и был. Надо было до мамы добраться, но денег у меня не было.

Там был эстонец с 1941 года, старшина Томского учебного полка, потом еще литовец... литовцы путч устроили, один избил военкома... литовец был

громила - два метра без шеи. Я был и поволжский немец. Он десять лет отсидел. Сучья в лесу рубили, плохо им было. Я неделю рубил, деревья повалены, метель. Но я окончил Приекульский техникум, начал ездить на ЕС-80, потом у меня была электростанция, потом был бензосклад, халтурить было негде.

Деньги выплатили, поехал осенью к маме, в октябре, последним пароходом до Колпашева. Там цех монтировали, я и пошел слесарем. Я еще из лесничества, из Туганского района, из Ключей писал жалобу Ворошилову! Первый раз пришел ответ, что я причислен к немцам. Второй раз написал - нет ответа и нет ответа. Я уже у мамаши был, там работал. И освободили меня 3 ноября, после смерти Сталина мог уехать. Тогда из Тогурта до Колпашева восемь километров нельзя было дойти без разрешения, два года мог получить! Потом уж можно было. И до Томска ездить можно было. Постепенно зону расширяли.

После праздников прибегает гонец из комендатуры - прибыть в Колпашевское НКВД. У меня снова ноги подкосились. Не к добру, думаю. Это был 1952 год. Ладно, метель метет, а идти надо. Прихожу - каменное здание. Захожу, стоит один с дробовиком. Уполномоченного Горина нет на месте. Посадили меня. Ходит этот по коридору с дробовиком. Подходит, раз, раз, я ничего не понимаю.

«Вы знаете, что свободны? - Не знаю! - Комендант не сказал? - Не сказал. - На основании такого-то и такого-то заявления из Москвы пришел приказ - вы свободны».

В январе или в феврале 1959 года приехал сюда. Здесь тоже дела не складывались. Там даже лучше было. У нас там сахар был, колбаса, хлеб - все было. Там был мясокомбинат, экологически чистая продукция.

Брата, - когда меня взяли, и его взяли из Коргенской школы, - отвезли в Алою, потом в Ригу. Но ему еще 16-ти не было, привезли в Алою обратно, а там не принимают. Один, одежды никакой, зима. Так он из Алой шел пешком. Его подобрала машина на дороге, едва не замерз. Посадил на бочку с пивом. В 21 год он умер.

Он уже болен был, когда мама в 1957 году вернулась. Ей было 55 лет, хлопоты начались с пенсией. Умерла она, когда ей было за 70 лет. О муже ничего не знала.

 

 Perne Jānis Jāņa d.,
dz. 1932,
lieta Nr. 13090,
izs. adr. Valmieras apr., Salacas pag., Dunduri ,
nometin. vieta Novosibirskas apg., Parabeļas raj.,
atbrīvoš. dat. 1953.11.03

 

 Perne Jānis Augusta d.,
dz. 1898,
lieta Nr. 13090,
izs. adr. Valmieras apr., Salacas pag., Dunduri

Перне Янис Аугустович бежал умер в Щелкановской больнице 20 6 41 

 

#####################################

###########################################


 Для поиска дела по дате рождения или букв имени и фамилии используем запрос

на сайте http://www.lvarhivs.gov.lv/dep1941/meklesana41.php

 

 

 

 

Дети Сибири ( том 2 , страница 261  ):

мы должны были об этом рассказать... : 
воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году :
724 детей Сибири Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис интервьюировали в период с 2000 по 2007 год /
[обобщила Дзинтра Гека ; интервью: Дзинтра Гека, Айварс Лубаниетис ; 
интервью расшифровали и правили: Юта Брауна, Леа Лиепиня, Айя Озолиня ... [и др.] ;
перевод на русский язык, редактор Жанна Эзите ;
предисловие дала президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, Дзинтра Гека ;
художник Индулис Мартинсонс ;
обложка Линда Лусе]. Т. 1. А-Л.
Точный год издания не указан (примерно в 2015 году)
Место издания не известно и тираж не опубликован.
- Oriģ. nos.: Sibīrijas bērni.

 

лица депортации 1941 года

Послесловие

Послесловие - у каждой истории есть предисловие и послеИСТОРИЯ.

    И у каждой истории есть типичная  структура и ход событий и

    кое-что что выделяет её из массы иных, похожих на неё историй.

    Итак, вот что характерно для историй вывезенных  советских граждан 14 июня 1941 года из Латвии в Сибирь.

       1 - вывозили без решения суда - просто посадили в  вагоны для скота и как скотину повезли.

      2 - сразу из семей изъяли отцов и отправили их в лагеря смерти.

  Особенно зверствовали в Усольлаге - где не просто заморили голодом , но ещё и расстреляли.

   Выводы же банальны.

      Это для тех , кто любит сравнивать гитлеровский холокост в Латвии и сталинский геноцид.

              Если Гитлер начал уничтожать евреев во время войны и это были лица с точки зрения нацизма недолюдьми,

                    то Сталин осуществил вывоз советских граждан ( и далее убийство ОТЦОВ в сталинских лагерях смерти )

                         в мирное время .

   В этом плане Сталин был бОльший фашист чем Гитлер.

                 ( Внимание  - здесь указывается исключительно на акцию депортации латышей 14 июня 1941 года.)

лица Депортации 1941 года

previous arrow
next arrow
Slider