14 06 1941

убийство отцов

Предисловие к чтению и копированию материалов сайта

Предисловие к чтению материалов сайта.

Главное  - все материалы можно копировать и использовать в научных и личных целях .

( Ограничение  - если у Вас есть коммерческая выгода - тогда и только тогда 

Вам надлежит обратиться за авторскими правами к Дзинтре Геке.)


Краткое пояснение целей и задач автора сайта.

1 - основной источник данных - книга Дети Сибири.

Потому будет полезным для всех библиотек России прикупить эту книгу у Дзинтры Геки.

( Понятно, что им нужна только русская версия книги.)

2 - мой вклад - это соединение воедино воспоминаний выживших с краткой справкой другой книги - Aizvestie ( Вывезенные ).

Сайт позволяет дополнить историю семьи сведениями про ОТЦА ( как правило убитого голодом или расстрелянного в сталинских лагерях смерти).

3 - у меня есть надежда ( пока не умерли ВСЕ родственники лиц из семей вывезенных ) ,

что родня пойдёт в архивы и получит материалы на своего УБИТОГО ОТЦА.

( Согласно законам Латвии эти материалы дают только родственникам.) 

4 - возможно будет интерес к теме депортации у студентов - историков.

Но если это студент из России - ему тяжело приехать в Латвию .

Сайт имеет целью публикацию материалов по истории Латвии на русском языке именно для лиц из России.

Особая ценность воспоминаний - они дают практически живой рассказ выживших - чего лишены справки из архивных дел.


 Примечание -на сайте Дзинтры Геки можно бесплатно скачать в формате pdf почти все главы двухтомника.

Ссылки тут

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_A-А.pdf 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_B-Б.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_V–В.pdf

 

 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_D_Д.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Е.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_Ж.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_З.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_I_И.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Й.pdf

 

 

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-N_Н.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-O_О.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-P_П.pdf

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-S_С.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-T_Т.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-U_У.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-F_Ф.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-H_Х.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-C_Ц.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_SATURS.pdf

 

 

 

 

 

 

 

Паулюка Мара ( Пилуна ) родилась в 1930 году.

Я Мара Пилуна, девичья фамилия Паулюка.

Родом из Вирцавской волости Елгавского района.

страница 234

Я Мара Пилуна, девичья моя фамилия Паулюка. Родом из Вирцавской волости Елгавского района. Я окончила три класса. Было теплое туманное июньское утро. Родители как-то странно молчали... Через некоторое время во двор въехала грузовая машина и в дом вошли два господина. И солдат с винтовкой, блестел штык, он остался стоять возле двери. Не знаю, почему, словно меня кто-то предупредил, но в дом я не вошла. Решала - бежать, не бежать. За хлев, за сараи - и я была бы в поле. Но подумала, что мама начнет меня звать, не могу же я просто так исчезнуть. Вернулась и вошла в дом. Отец сидел молча, мама велела собрать мне все свои вещички, надо уезжать. Я не знала, что надо брать, забралась под мамину кровать и собрала все ее туфли. Все закончилось тем, что мы сели в машину - папа, мама и я, ни брата, ни сестры не было дома.

Моросил дождик, и мы всю дорогу от Вирцавы до Елгавы плакали. Подвезли к товарным вагонам, папу повезли дальше, нам велели сесть в вагон. С того момента, как нас на станции разлучили, папу мы больше не видели. В вагон мы, кажется, сели первые. Устроились на верхнем этаже возле окошка. К вечеру вагон заполнился. Нары были в два этажа и в обоих концах. На станции стояли, по-моему, дня два. К другим приходили, к нам за все это время не подошел никто из знакомых.

Вероятно, в Даугавпилсе мы поняли, что нас повезут через границу. Но куда, нам не говорили. Мама выкинула записку. Там все кидали записки. Быстро привезли в Москву, потом на станциях подолгу стояли, пока мимо шли эшелоны с солдатами. Мы уже знали, что началась война. В дороге встретили эшелоны с эстонцами и литовцами. Эшелоны были одинаковые.

За Уралом еще говорили, что мужские вагоны не отцепили. Но я мало об этом помню...

Приносили воду, иногда еду. Однажды нас выпустили на луг, но охраняли. Разрешили немного погулять, помыться. А потом обратно в вагон и дальше... Я хотела высунуть нос в окошко, но охранник предупредил меня, что делать этого нельзя...

На конечной станции на лошадях отвезли нас в таежное село. Поселили в большом здании, сказали - пока будете жить здесь. Оказалось, это столовая вместе с клубом. На сцене нас разместилось, вероятно, десять семей. От столовой нас отделили скамьями. Рабочие приходили в столовую, так что мы были в поле зрения друг у друга.

Мамы ходили на работу, 15-16-летние тоже ходили. А я вместе с детьми бродила по селу. В этом селе дети нас не особенно обзывали...

В тайге была сушилка. Но сколько мы там жили, не помню. Весной нас увезли. В большое село, где уже жили латыши. Названия уже не помню. Жили в заброшенном бревенчатом доме, внутри была русская печь.

Первые два года в школу не ходила. Не знаю, или школы не было, или зимой просто нечего было надеть... Продуктов не было. Все, что взяли с собой, обменяли на еду. Да и взяли с собой немного. В селе мама меняла на молоко... Колхозное имущество домой приносить запрещалось.

Следующим летом повезли на Север. Сначала привезли в Красноярский порт, высадили возле причалов. И стали мы ждать пароход...

Плыли на пароходе под названием какой-то «Ульянов». Привезли в Подкаменную Тунгуску, там две зимы провели. Мама работала в поле, я по-

страница 235

лола картошку. Там росла картошка, морковь и капуста. У нас земли никакой не было. Жилось тяжело, хлеба давали, кажется, 200 граммов тем, кто работал. Мама или что-то меняла, или ходила к русским по вечерам, подрабатывала. Вечером подсушивали этот кусочек хлеба, так как хлеб был мокрый.

Я у мамы была одна, а у одной женщины были два взрослых мальчика. Они работали, но и есть они хотели. Их мама умерла от голода. Она распухла, и ее положили в больницу. Но она так и не вернулась. Это была семья Пориете, кажется, из Айзпуте.

Потом мама пошла в домработницы к учителям, но я в Подкаменной Тунгуске в школу еще не ходила. Кого-то через год или два увезли еще дальше, нас с мамой не тронули. Почему, не знаю... Через год мама сказала: «Уезжаю от этих русских».

А потом пришло известие, что мама при смерти и хочет меня видеть. С работы меня отпустили, но везти некому было. Только дорогу показали, и я целый день шла по берегу реки, еще в одном месте и переночевала. Страшно не было, но когда я пришла в больницу и увидела маму... Она так похудела! Даже под одеялом было видно, что остались кожа да кости... Посидела возле нее и на следующий день отправилась обратно. Надеялась, может быть, мама выздоровеет, но через неделю она умерла. Это было в августе. Мне сообщили, чтобы приехала на похороны.

Я попросила у председателя гроб, но он ответил, что гроба у них нет. И сказал, чтобы шла пешком. И я пошла. Ну что я, девочка, одна могла сделать? Дали мне в помощь русскую женщину... Я надела на маму какую-то рубашечку и блузку, на ноги туфли. Это было все, что я могла надеть. А эта женщина мне говорит: «Ты так ее хоронить будешь?» Я ответила, что ничего другого у меня нет. «Я тебе помогу, - сказала она, - но с одним условием: ты мне отдашь все, что надела на маму». Как я в тот момент выглядела, о чем подумала... О том, что действительно им так трудно, что в такой момент она могла попросить...

«А как я ее повезу голую?» «Будет лошадь, а простыню я достану...» Как уложили маму на телегу, не помню, простыня была короткая, телега из-под навоза, голые доски. Села я за кучера, мама за спиной, на что все это было похоже, не знаю, вряд ли кто поверит...

Август месяц жаркий, мама уже пахла. Этот запах меня еще года два преследовал, даже и в Латвии. Так везла я ее, время от времени подтаскивая, чтобы

голый труп не выпал, потому что телега страшно тряслась. Женщина ушла искать лопату, и вдвоем мы вырыли могилу. «Как же я на маму, - говорю, песок сыпать буду? Нарву травы, прикрою». И пока эта женщина кидала землю на ноги, я прикрыла ее лицо травой. Так мы ее похоронили, и я стала жить дальше. Одна семья приняла меня к себе, пока могла мною пользоваться, потом другая. А когда у меня осталось только то, во что я была одета, никто больше меня не звал.

Но одной семье я могу сказать спасибо - они были еще беднее меня. У нее у самой муж погиб на войне. С ней жил брат, инвалид, и два сына. Там действительно была одна миска на столе и у каждого деревянная ложка. Что у них было на столе, то и я могла есть. Кажется, год я у них прожила.

В 1947 году из села стали уезжать дети, которых забрали в 1941 году несовершеннолетними. Если был кто-то, кто мог их принять. Сестра прислала денег и даже, кажется, письмо, но мне сказали, что у меня ответственная работа и замену мне найти не могут. У меня, как у уборщицы, была очень ответственная работа...

И все-таки мы, 10 человек из села, уехали. Паспортов не было, но какой-то документ выдали, и в ноябре 1947 года, на Октябрьские праздники, мы приехали в Ригу.

Сначала на пароходе добирались до Красноярска. Шел мокрый снег. Купили билет до Москвы. В дороге меня обокрали, денег на билет до Риги у меня уже не было. И тогда семья Пориете и Майга Улманис выручили... купили мне билет. В Риге меня ждала тетя, отдала деньги за билет. Меня в ванну, все, что на мне, - сожгла.

За мной приехала сестра. Когда приехали в Елгаву, я только плакала - город был весь в развалинах.

И началась хорошая жизнь... Сестра только сказала, что у меня был жуткий акцент. Она даже сомневалась, сумею ли я говорить по-латышски. Окончила семь классов. Вот так и дожила до сегодняшнего дня.

Об отце ничего не знали, пока не началась реабилитация. Узнали, что он был в Вятской области. В 1941 году арестовали, в октябре 1942 года он умер. А суд состоялся уже после его смерти. У него было больное сердце. Был он немолодой, родился, кажется, в 1889 году. А маме было 47 лет, когда она умерла.

Забыть это невозможно.

 

 

Pauļuka Māra Anša m.,
dz. 1930,
lieta Nr. 15404,
izs. adr. Jelgavas apr., Vircavas pag., Pauļi ,
nometin. vieta Krasnojarskas nov., Jeņiseiskas raj.,
atbrīvoš. dat. 1947.10.15

 

Pauļuks Ansis Jāņa d.,
dz. 1884,
lieta Nr. 15404,
izs. adr. Jelgavas apr., Vircavas pag., Pauļi

Паулюк Ансис Янович умер в Вятлаге 6 10 42 страница 268 Aizvestie дело P8598 

 

##################################

 

 

 

##############################################


 Для поиска дела по дате рождения или букв имени и фамилии используем запрос

на сайте http://www.lvarhivs.gov.lv/dep1941/meklesana41.php

 

 

 

 

Дети Сибири ( том 2 , страница 234  ):

мы должны были об этом рассказать... : 
воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году :
724 детей Сибири Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис интервьюировали в период с 2000 по 2007 год /
[обобщила Дзинтра Гека ; интервью: Дзинтра Гека, Айварс Лубаниетис ; 
интервью расшифровали и правили: Юта Брауна, Леа Лиепиня, Айя Озолиня ... [и др.] ;
перевод на русский язык, редактор Жанна Эзите ;
предисловие дала президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, Дзинтра Гека ;
художник Индулис Мартинсонс ;
обложка Линда Лусе]. Т. 1. А-Л.
Точный год издания не указан (примерно в 2015 году)
Место издания не известно и тираж не опубликован.
- Oriģ. nos.: Sibīrijas bērni.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

лица депортации 1941 года

Послесловие

Послесловие - у каждой истории есть предисловие и послеИСТОРИЯ.

    И у каждой истории есть типичная  структура и ход событий и

    кое-что что выделяет её из массы иных, похожих на неё историй.

    Итак, вот что характерно для историй вывезенных  советских граждан 14 июня 1941 года из Латвии в Сибирь.

       1 - вывозили без решения суда - просто посадили в  вагоны для скота и как скотину повезли.

      2 - сразу из семей изъяли отцов и отправили их в лагеря смерти.

  Особенно зверствовали в Усольлаге - где не просто заморили голодом , но ещё и расстреляли.

   Выводы же банальны.

      Это для тех , кто любит сравнивать гитлеровский холокост в Латвии и сталинский геноцид.

              Если Гитлер начал уничтожать евреев во время войны и это были лица с точки зрения нацизма недолюдьми,

                    то Сталин осуществил вывоз советских граждан ( и далее убийство ОТЦОВ в сталинских лагерях смерти )

                         в мирное время .

   В этом плане Сталин был бОльший фашист чем Гитлер.

                 ( Внимание  - здесь указывается исключительно на акцию депортации латышей 14 июня 1941 года.)

лица Депортации 1941 года

previous arrow
next arrow
Slider