14 06 1941

убийство отцов

Предисловие к чтению и копированию материалов сайта

Предисловие к чтению материалов сайта.

Главное  - все материалы можно копировать и использовать в научных и личных целях .

( Ограничение  - если у Вас есть коммерческая выгода - тогда и только тогда 

Вам надлежит обратиться за авторскими правами к Дзинтре Геке.)


Краткое пояснение целей и задач автора сайта.

1 - основной источник данных - книга Дети Сибири.

Потому будет полезным для всех библиотек России прикупить эту книгу у Дзинтры Геки.

( Понятно, что им нужна только русская версия книги.)

2 - мой вклад - это соединение воедино воспоминаний выживших с краткой справкой другой книги - Aizvestie ( Вывезенные ).

Сайт позволяет дополнить историю семьи сведениями про ОТЦА ( как правило убитого голодом или расстрелянного в сталинских лагерях смерти).

3 - у меня есть надежда ( пока не умерли ВСЕ родственники лиц из семей вывезенных ) ,

что родня пойдёт в архивы и получит материалы на своего УБИТОГО ОТЦА.

( Согласно законам Латвии эти материалы дают только родственникам.) 

4 - возможно будет интерес к теме депортации у студентов - историков.

Но если это студент из России - ему тяжело приехать в Латвию .

Сайт имеет целью публикацию материалов по истории Латвии на русском языке именно для лиц из России.

Особая ценность воспоминаний - они дают практически живой рассказ выживших - чего лишены справки из архивных дел.


 Примечание -на сайте Дзинтры Геки можно бесплатно скачать в формате pdf почти все главы двухтомника.

Ссылки тут

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_A-А.pdf 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_B-Б.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_V–В.pdf

 

 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_D_Д.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Е.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_Ж.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_З.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_I_И.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Й.pdf

 

 

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-N_Н.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-O_О.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-P_П.pdf

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-S_С.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-T_Т.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-U_У.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-F_Ф.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-H_Х.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-C_Ц.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_SATURS.pdf

 

 

 

 

 

 

 

Мартинсонс Зигфридс родился в Даугавпилсе, в Даугавпилсской крепости в 1928 году.

Отец был офицером Латвийской армии.

Служил в 11 Даугавпилсском полку.

Мама родом из помещиков, в царские времена её деду принадлежало Капиньское имение недалеко от Аглоны.

страница 21 том 2

Я родился в Даугавпилсе, в Даугавпилсской крепости. Отец был офицером Латвийской армии, служил в 11-м Даугавпилсском полку. Мама родом из помещиков, в царские времена ее деду принадлежало Капиньское имение недалеко от Аглоны. Дед умер во время Первой мировой войны, бабушка имение продала.

После войны большая часть денег пропала, а на оставшиеся бабушка купила дом в Даугавпилсе. В Даугавпилсе познакомились и поженились мои родители. Мама умерла, когда мне было шесть лет. В 1934 году отцовский полк расформировали, он служил в 7-м пехотном полку в Гулбене. Был сторонником Улманиса, в 1935 году ему присвоили звание капитана, направили в 9-й Резекненский пехотный полк в Лудзу. Потом пришла Красная армия, Латвийскую армию расформировали и перевели в Апе. В Лудзе были лучшие в Латвии казармы, и их тут же заняли русские. 15 января по приказу все офицеры были уволены из Латвийской армии. Отец хотел купить в Лудзе дом, работал в Лудзенском отделе финансов.

14 июня 1941 года нас забрали одними из первых, так как отец был известный человек - член школьного, церковного, городского правления. Жили мы на окраине Лудзы. 14 июня в три часа утра явились трое, произвели обыск, искали оружие. Отец все оружие сдал, и у него были удостоверяющие документы. Нам сказали, что нас переселят. Вывезли в 9 часов утра. Никуда ходить не разрешили, ничего трогать не разрешили. Рядом жил прокурор новой власти - Грахольскис. Он увидел, что нам не разрешают ничего брать с собой, зашел и все необходимое увязал в одеяло. Так что с собой у нас оказалось

довольно много вещей. Физического насилия со стороны вывозивших не было.

С отцом нас разлучили. И закончился наш путь на станции Канск, куда съехались со всех колхозов, выбирали тех, кто покрепче. Восемь семей, и мы в том числе, попали в леспромхоз, в 15 километрах от Канска. В Иланский район. Сначала обзывали нас фашистами, потом, когда познакомились поближе, перестали. Четыре семьи разместили в Красном уголке, остальных - или у местных, или в бараках. В Красном уголке мы прожили год. Весной приемная мать купила картошки, посадила, но тут сообщили, что нам предстоит уезжать.

В мае или в июне 1942 года привезли нас на Енисей, продержали в бараке около месяца, случалось и под открытым небом спать. Подошел большой пароход «Орджоникидзе» и повез нас на Среднюю Тунгуску, на Большой порог, или, как его звали в народе, Семиверстный порог, велели сойти. Было нас много, в основном ссыльные. Приказали тянуть баржи, груженые мукой. Было и маленькое суденышко, тянуло, но через пороги тащили их мы сами. И так до Байкита. Байкит - один из районов Эвенкийского национального округа. Тура считается столицей. Район очень большой.

По списку постепенно людей стали расселять. Нас отвезли за 300 километров от Байкита - на речку Усть-Камо. Там лодки тащили мы сами. Еще 200 километров по реке вверх, и вот Камо. На время нас разместили в заброшенной деревне. Очевидно, из-за частых затоплений из деревни все ушли. Примерно в 11 километрах, на Красной горке, была расположена новая деревня. Поселили нас кого куда - у местных, в клубе, в заброшенных домах. Жили мы там год.

страница 22

Ловили рыбу. Рабочим давали в день 800 граммов хлеба, иждивенцам - 400. Больше ничего не было, но и хлеба хватало. Иногда выдавали крупу. В 120 километрах, в селе, был магазин и эвенкийская база. Через год нас отправили туда на рыбный промысел. Уховы были богатые, ловили, пока озеро не вычерпали. Первое время хорошо было, рыбы много, хлеб давали в зависимости от улова. Можно и поесть, и на черный день отложить.

Осенью рыбы в озере уже не было.

За 1 рубль давали 90 граммов муки (так наз. отоваривание). Плотва стоила 15 копеек за килограмм, щука - 25 копеек. Когда рыба кончилась, начался голод. Пойманную рыбу есть мы не имели права, за это можно было получить тюремный срок - 10 лет. Говорили же, что в России ходят по хлебу, но голодают.

В трех километрах находился погреб с рыбой, когда начался голод, многие латыши ходили туда рыбу воровать. Те, кто наелся, умерли от водянки -рыба была соленая. Нам начальство давало в аванс 400 граммов хлеба, чтобы мы не умерли. Приехал оперуполномоченный Нестеров, орал, что и этого лишит, так как был уверен, что мы отлыниваем от работы. Хлеб давать перестали, и начался голод... Давали 180 граммов муки на человека, люди стали умирать голодной смертью.

Мои дела были не так плохи - я мастерил бочки, получал хлеб, который делил на троих. Приемная мать многое в жизни повидала и знала, как выживать, купила у местных оленью шкуру, почистила

и варила из нее суп. Выживали за счет обмена. Тунгусов интересовали чай и табак, золото там вещь бесполезная.

Когда нас отправляли на север, первое, что я приобрел, было ружье и лодка. Стал охотиться, сдавал беличьи шкурки. В 1941 году набрали ягод, сдали, получили деньги на хлеб. В соседней деревне местных не было, только продавщица из магазина и тунгусы. Когда начался голод, отправился охотиться на птицу. Явился Нестеров и отобрал ружье. Спустя время старый эвенк, который видел, как трудно нам приходится, принес мне специальное ружье и сказал, чтобы домой я его не носил, схоронил в лесу. Помог мне. Весной ситуация поменялась, пришло новое начальство, стали давать по 800 граммов хлеба, чтобы мы привели в порядок сети. Ловили до середины лета, потом люди стали убегать.

Кто-нибудь из ваших знакомых умер? Эрманова из Мадоны и Байдиня, которой когда-то принадлежала аптека. В соседнем селе умерло народу больше, там ели соленую рыбу. В основном умирали немцы. Я тоже весил немного, а Эрманова весила 120 килограммов, а в ссылке стала весить 40...

Перед смертью она попросила хлеба. Когда человек умирал, топором выкалывали яму глубиной 60 сантиметров, выкладывали ее досками. Там ведь земля на два метра промерзала, и сил у нас не было. Засыпали кое-как, сверху мох...

Был случай, когда везли по реке, сопровождали нас первый секретарь района и Толстиков из чека. Сказали, раз мы вас посылаем на лов рыбы и вы там проведете всю жизнь, будете строить рыбный завод...

Женщины в плач, а чекист им: чего, мол кричите, чего плачете? Разве есть на свете что-то вечное? Я остался в первой деревне, мастерил бочки. Сестра и приемная мать отправились в Байкит, у сестры началась цинга. Когда стали отпускать, все разбежались - кто куда. Учета никакого не было, но из района уезжать было нельзя. Деревень в районе было наперечет - одна от другой в 120 километрах. Остался я мастерить бочки, вместе с тунгусами и эвенками ходил охотиться. Они нам помогали. Зимой спали по двое, чтобы теплее было, подружился я с таким Фадеем, держались вместе. Женщины эвенки готовили нам чай. Ночью спать невозможно было из-за насекомых. И вот что интересно - как война кончилась, и нападения насекомых прекратились. А мы и в баню ходили, и одежду прожаривали, но ничего не помогало!

страница 23

В 1947 году мой год стали призывать в армию. Было нас около 20 ребят. Думал - наконец избавлюсь от мучений, но продержали нас 20 дней и распустили - не хватало в Сибири мужской рабочей силы. В 1948 году грузил пароходы, зарабатывал. Все домой ехали, мы тоже решились. Паспорт дали, когда призывали в армию, выдали справку, на основании которой и получил я паспорт. А в паспорте написано - не покидать Байкитский район! Пошел к коменданту, говорю, хочу, мол, переехать в места потеплее. Разрешил, сказал только, чтобы в Красноярске зарегистрировался. Приехали в Красноярск и два с половиной месяца жили на вокзале в ожидании билетов. Все деньги проели, на оставшиеся домой вернуться мог только один человек. Дали деньги сестре - пусть едет.

До 1955 года жил в Долгом Мосте. И стали туда привозить людей из лагерей. Был там и Химлесхоз, и Леспромхоз. В поселке перемешались люди всех национальностей и профессий. Были там профессора, академики, офицеры, начальник военного училища (его семью уничтожили в Норильске), был такой Константин Резник, генеральный директор

Черниговского литейного завода, друг Брежнева, депутат ВС. Была профессор Мария Афанасьева, она ходила по домам, собирала детей, уговаривала их учиться. Я тоже пошел в вечернюю школу, окончил в 1955 году. Больше учиться не пришлось, поддержать некому было. На Севере школа находилась за 500 километров. В нашей семье я единственный остался без образования.

В 1955 году женился, домой поехал в 1956 году. Родственников в Латвии у меня не было, только старый дед и дядя в деревне. Хотела нас тетя прописать в Риге, но для нас с женой не хватило полметра... Не прописали. Год жили в Цесисском районе, к счастью, встретил бывшего одноклассника из Бауски, устроился в мелиорации, он там был начальником.

Сведения об отце получили месяца через два благодаря евреям из Лудзы - Лоце и Фольковой, они по всему Иланскому району разослали письма. Узнали, что отец в Вятлаге осужден на 10 лет, и 19 мая 1943 года умер. Если уж такого крепкого человека за два года можно превратить в инвалида, то сами понимаете, какие жуткие условия там были...


 

 Martinsons Zigfrīds Jūlija d.,
dz. 1928,
lieta Nr. 13635,
izs. adr. Ludzas apr., Ludza, Odu iela 40 ,
nometin. vieta Krasnojarskas nov., Ilanskas raj.,
atbrīvoš. dat. 1956.10.22

 

Martinsons Jūlijs Jāņa d., dz. 1895, lieta Nr. 13635, izs. adr. Ludzas apr., Ludza, Odu iela 40

Мартинсонс Юлий Янович умер в Вятлаге 19 5 45 страница 355 Aizvestie дело P-5524

 

 

 

 

 

Līmenis/Level: Lieta
Numurs/Number: 4060
Nosaukums/Title: Martinsons Zigfrīds xxx xxx xxx xxx xxx xxx xxx xxx xxx
Adrese/Adress: Glabātava Nr.13, Kurzemes prospekts 5, Rīga
Datējums/Date: 1988.11.30 - 1990.09.24
Nozare: L75.23- Tieslietu iestāžu darbība
Saturs/Description: iesniegums, izziņas, izraksti no izsūtīšanas lietām un krimināllietām ( kopijas), slēdzieni par reabilitāciju vai atteikumi reabilitēt, u.c.dokumenti
Valoda/Language: Latviešu un krievu
Saistības/Relation: Martinsons Jūlijs Jāņa d., 1986.f., 2.apr., P-5524.l. Martinsone Marianna Jura m., Martinsone Lilija Jūlija m., Martinsons Zigrīds Jūlija d., 1987.f., 1.apr., 13635.l.( Lūdzas apr.)
Identifikators/Identifier: LV_LVA_F 1221_A1c/4-5_L4060
Sērija: LPSR prokuratūras sūdzību uzraudzības lietas
Fonds: Latvijas PSR Prokuratūra

 

http://www.archiv.org.lv/index3.php?id=9009&kods=54130&vien=5

 

 

 Для поиска дела по дате рождения или букв имени и фамилии используем запрос

на сайте http://www.lvarhivs.gov.lv/dep1941/meklesana41.php

 

 

 

Дети Сибири ( том 2 , страница  21 ):

мы должны были об этом рассказать... : 
воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году :
724 детей Сибири Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис интервьюировали в период с 2000 по 2007 год /
[обобщила Дзинтра Гека ; интервью: Дзинтра Гека, Айварс Лубаниетис ; 
интервью расшифровали и правили: Юта Брауна, Леа Лиепиня, Айя Озолиня ... [и др.] ;
перевод на русский язык, редактор Жанна Эзите ;
предисловие дала президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, Дзинтра Гека ;
художник Индулис Мартинсонс ;
обложка Линда Лусе]. Т. 1. А-Л.
Точный год издания не указан (примерно в 2015 году)
Место издания не известно и тираж не опубликован.
- Oriģ. nos.: Sibīrijas bērni.

 

 

лица депортации 1941 года

Послесловие

Послесловие - у каждой истории есть предисловие и послеИСТОРИЯ.

    И у каждой истории есть типичная  структура и ход событий и

    кое-что что выделяет её из массы иных, похожих на неё историй.

    Итак, вот что характерно для историй вывезенных  советских граждан 14 июня 1941 года из Латвии в Сибирь.

       1 - вывозили без решения суда - просто посадили в  вагоны для скота и как скотину повезли.

      2 - сразу из семей изъяли отцов и отправили их в лагеря смерти.

  Особенно зверствовали в Усольлаге - где не просто заморили голодом , но ещё и расстреляли.

   Выводы же банальны.

      Это для тех , кто любит сравнивать гитлеровский холокост в Латвии и сталинский геноцид.

              Если Гитлер начал уничтожать евреев во время войны и это были лица с точки зрения нацизма недолюдьми,

                    то Сталин осуществил вывоз советских граждан ( и далее убийство ОТЦОВ в сталинских лагерях смерти )

                         в мирное время .

   В этом плане Сталин был бОльший фашист чем Гитлер.

                 ( Внимание  - здесь указывается исключительно на акцию депортации латышей 14 июня 1941 года.)

лица Депортации 1941 года

previous arrow
next arrow
Slider