14 06 1941

убийство отцов

Предисловие к чтению и копированию материалов сайта

Предисловие к чтению материалов сайта.

Главное  - все материалы можно копировать и использовать в научных и личных целях .

( Ограничение  - если у Вас есть коммерческая выгода - тогда и только тогда 

Вам надлежит обратиться за авторскими правами к Дзинтре Геке.)


Краткое пояснение целей и задач автора сайта.

1 - основной источник данных - книга Дети Сибири.

Потому будет полезным для всех библиотек России прикупить эту книгу у Дзинтры Геки.

( Понятно, что им нужна только русская версия книги.)

2 - мой вклад - это соединение воедино воспоминаний выживших с краткой справкой другой книги - Aizvestie ( Вывезенные ).

Сайт позволяет дополнить историю семьи сведениями про ОТЦА ( как правило убитого голодом или расстрелянного в сталинских лагерях смерти).

3 - у меня есть надежда ( пока не умерли ВСЕ родственники лиц из семей вывезенных ) ,

что родня пойдёт в архивы и получит материалы на своего УБИТОГО ОТЦА.

( Согласно законам Латвии эти материалы дают только родственникам.) 

4 - возможно будет интерес к теме депортации у студентов - историков.

Но если это студент из России - ему тяжело приехать в Латвию .

Сайт имеет целью публикацию материалов по истории Латвии на русском языке именно для лиц из России.

Особая ценность воспоминаний - они дают практически живой рассказ выживших - чего лишены справки из архивных дел.


 Примечание -на сайте Дзинтры Геки можно бесплатно скачать в формате pdf почти все главы двухтомника.

Ссылки тут

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_A-А.pdf 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_B-Б.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_V–В.pdf

 

 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_D_Д.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Е.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_Ж.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_З.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_I_И.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Й.pdf

 

 

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-N_Н.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-O_О.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-P_П.pdf

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-S_С.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-T_Т.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-U_У.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-F_Ф.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-H_Х.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-C_Ц.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_SATURS.pdf

 

 

 

 

 

 

 

Берзиня Ирена родилась в 1931 году.

Я родилась 14 апреля 1931 года.

В семье нас было пятеро - отец Александр Берзиньш, мать Луция Берзиня, брат Андрейс  ( родился в 1934 году )

сестра Иева ( родилась в 1939 году ) и я.

Жила в Пардаугаве, на улице Коклес, где у бабушки был дом.

 

страница 159


Я родилась 14 апреля 1931 года. В семье нас
было пятеро – отец Александрс Берзиньш, мать
Луция Берзиня, брат Андрейс (родился в 1934 году),
сестра Иева (родилась в 1939 году) и я. Жила в Пардаугаве, на улице Коклес, где у бабушки был дом. А
у нас был маленький дом на ее участке.
Отец был человек военный, кавалер ордена Лачплесиса. Он воевал за Латвию. Работал в штабе,
если не ошибаюсь, до 1937 года. Потом демобилизовался по состоянию здоровья и перешел на
работу в акционерное общество «Дегвиела». Мама
работала в департаменте, затем была домохозяйкой,
воспитывала нас троих.
В 1941 году отец нигде не работал, так как его
уволили. К тому же он был измучен частыми вызовами в чека. Я хорошо помню те ночи, когда мама
плакала в ожидании отца. Мне ничего не рассказывали, но мне было десять лет.
Я училась в 16-й основной школе им. Фрициса
Бривземниекса. Осенью 1940 года учительница всему классу велела вступить в пионеры. Отец душой
и сердцем был латыш и, еще когда я хотела стать
октябренком, сказал: «Никогда! Не забудь, что ты
дочь Лачплесиса!» Это я запомнила на всю жизнь
и не была ни пионеркой, ни комсомолкой. Я очень
любила отца.
12 июня 1941 года я гостила у маминой сестры,
но позвонила мама и сказала, чтобы меня привезли
домой, потому что творится нечто странное.
Помню, однажды к нам в дом зашел
мужчина и попросил разрешения позвонить по телефону, так как у нас в доме
был телефон. Мама спросила:
«Что случилось?» Он ответил, что
не знает, но у них на работе всех мобилизовали. Маму тревожили многочисленные грузовики, и она уговаривала отца уехать
к родственникам. Но он ответил, что свою семью
не оставит.
Дом дедушки и бабушки национализировали,
они теперь были в нем дворниками. В половине
первого ночи 14 июня мама нас разбудила. Стучалась бабушка, и она как дворник привела в дом
сына тех, кто его забрал...
Их было четверо: один в военной форме, одна
еврейка и два латгальца. Вся гостиная была перевернута. Искали оружие, но отец уже сдал его.
Мама очень хорошо говорила по-русски, так как
в беженские годы после Первой мировой войны
закончила в Москве гимназию. Военный сказал,
чтобы мы взяли побольше зимних вещей, но куда
повезут, не сказал.
Посадили нас в грузовик. С улицы Коклес взяли еще обоих Тикнусов, детей оставили, так как у
них была какая-то заразная болезнь. Привезли на
станцию. Утром пришел дедушка с корзиной продуктов, так как мы не взяли с собой ничего.
Люди плакали, кричали... Это было ужасно... В
вагоне нас посадили на верхнюю полку – у оконца
с решеткой. Вместо туалета была дыра. Отчетливо
помню конвойных и плачущих людей.
Самым ужасным было утро 15 июня. Нас высадили и повели в другой вагон. На руках у мамы
была маленькая сестра. У отца, который стоял на
пороге смерти, текли слезы...
Никогда раньше мы не видели отца плачущим. Сквозь оконную решетку
отец мне сказал: «Не забудь, что
ты старшая, помогай маме!» Ни-
кто не мог представить себе того
ужаса, который нас ожидал в ссылке. Отец тоже – ведь все наши вещи

страница 160

остались у него. Подбадривая маму, он произнес:
«Тебе, Луция, будет трудно с тремя детьми, но
в конце пути мы будем вместе». Так было обещано. И мама с тремя детьми уехала в том, в чем
была одета.
Дорога была долгая. На станциях нас выпускали за кипятком и жидкой похлебкой. Переезжали через Урал – был очень красивый вечер. И
тут двери вагона открылись. Всех облетела весть,
что началась война. Все конвойные были южане.
Женщины тормошили маму, чтобы она спросила,
когда они встретят своих мужей. Конвойный, к
которому обратилась мама, ответил: «Никогда».
Эти слова сбылись.

В Новосибирске нас пересадили на большой
белый пароход «Тихонов». И поплыли мы по Оби.
Какой-то мужчина играл на аккордеоне красивые
песни. Позже я узнала, что это был сын генерала
Букса Миервалдис.
Когда попали в Каргасок, нас пересадили на
баржи. Высадили в селе Новоюгино и согнали в
клуб – в сарай. Дети прибегали смотреть на нас.
Началась война, и они кричали: «Фашисты! Фашисты!»
Поселили нас в дом к русским, отвели угол на
полу. Через некоторое время мама должна была
выходить на работу. Но она никогда раньше не
работала ни в поле, ни в лесу, она была бухгалтером.
Осенью мы перебрались в хибарку на краю деревни. Были с нами Рената Нейбурга, мадам Мазлаздиня с сыном, мадам Блёдниекс с сыном Гиртсом…
И мадам Корнелиус, мамина подруга. У нее было
двое детей моего возраста. Мамам, у кого были
взрослые дети, было полегче. Но во время войны
всех их забрали.
В 1941 году я видела удивительное северное
сияние – весь небосвод горел огнем. Люди говорили, что война будет кровавая. Видела я и голубое, и зеленое северное сияние. Первая зима была
ужасная! Ужасный голод! Мамино отчаяние! Мама
ходила в лес. Женщины вручную валили могучие
кедры. Дров не было, приходилось собирать сучья.
По Васюгану сплавляли лес, бревна вымывало и на
берег. Помню, мы с братом пилили замерзшее дере-
во – не могли протянуть пилу, но все равно пилить
пришлось.
Я восхищаюсь своей мамой – как могла женщина выдержать! Сама голодная, дети голодные, отработав, падала без сил. Не хочется и рассказывать.
Мы даже попрошайничать ходили. Ходила мама,
иной раз и мы с братом. Выжить было невозможно. Мне так больно читать мамин дневник, где она
пишет, что ради своих детей готова на все.
Следующим летом мы с братом ходили в лес
собирать ягоды – голубику. Весной мама посадила
картофельные очистки, осенью выкопали маленькую-маленькую картошку. Хлеба не было. 1942 и
1943 годы были страшные. Выживали – ели лебеду, крапиву, лесной чеснок, хвощ. Все это варили.
Это и помогло нам выжить. Мамочка нас все же
«вытянула».
Иногда мама приносила в кармане зерно. Толк-
ли и пекли лепешки. Как же это было вкусно! Ели

страница 161

 

 картофельную шелуху – то, что другие выбрасывали.
И это было вкусно! Понимаете, до какого состояния
мы дошли! Этот голод не забудется никогда.
Мама боролась, как могла. Ей посчастливилось
устроиться в школу уборщицей, и мы все жили в
школе. Я помогала маме убирать классы. Потом
привезли детей из Ленинграда – их обеспечивали
продуктами. И маме удавалось для своих детей доставать помои, остававшиеся от мытья их тарелок.
Унизительно, конечно, но есть хотелось. В школу
заново пошла в первый класс, хотя в Риге проучилась два года. Когда уезжали домой, я уже была в
7-м классе.
Летом работала в колхозе. Ездила на быках, возила снопы, сгребала сено. Брат летом тоже работал,
потому что для рабочих варили кашу под названием
затируха. Но это было счастье, когда хоть что-нибудь доставалось поесть. В 1944 и 1945 годах сестра
ходила в детский сад, но она была очень болезненной. Да и чего было ждать – с двух лет она жила в
нечеловеческих условиях.
В 1945 году мама получила весточку от бабушки – с какой-то знакомой бабушка прислала кое-какую одежду для нас. Узнали также, что все мамины
сестры в страхе от того, что произошло в Латвии,
уехали в Германию.
Помню, в 1945 году мама пришла в школу и
произнесла: «Мне нехорошо». Села и потеряла
сознание. Я в отчаянии подумала – что же теперь
будет. Когда сообщили, что дети могут возвращаться в Латвию, я ехать ни за что не хотела.
Если не ошибаюсь, за каждого ребенка надо
было заплатить 300 рублей, и бабушка заплатила.
Но я возразила – не поеду, останусь с мамой. Мама
сказала, что ей будет легче добираться до дома, если
я уже буду там. Она надеялась вернуться в Латвию.
Из Новоюгино в Каргасок мы шли пешком. Сестра с братом остались у знакомых, кажется, сразу
нельзя было уехать. И мы с мамой вернулись, чтобы
их забрать. Мама тогда мне много рассказывала о
жизни, как бы подготавливая к тому, что мы больше
не встретимся. Мне было 15 лет, и я считала, что она
скоро приедет. Мы уехали, мама осталась на берегу,
плакала и махала нам белым платочком.
В 1947 году маму прооперировали в Каргасокской больнице. Она была удивительно доброжелательным человеком, вокруг нее всегда были
люди. И в больнице в своем дневнике мама писала,
что рядом хорошие люди. Жизнь ее оборвалась
20 апреля 1949 года. Похоронили ее в Каргасоке.
Мадам Буланс, которая там жила, написала мне,
рассказала, где похоронена мама. Мы остались жить
благодаря огромной маминой любви. Благодаря ее
борьбе за жизнь детей.
О судьбе отца мы долго ничего не знали. Брат
писал из армии в Москву, хотел узнать, что случилось с отцом. Ему ответили, что он умер, но назвали
совсем другой год. Только позже мы узнали, чо отца
расстреляли в Усольлаге 12 мая 1942 года.
Я, очевидно, представляла, что вернусь в Латвию, поселюсь в нашем доме, и все будет, как раньше... С другой стороны, было чувство страха – еду
навстречу неизвестному. В Латвии я жила у приемных родителей. Они были очень хорошие люди. Это
судьба, что я к ним попала, – к совершенно чужим
людям.
В 1957 году я окончила ветеринарный факультет
Сельскохозяйственной академии, и с тех пор живу в
Вилькене. Вышла замуж, родились дети. О пережитом детям я много не рассказываю. Все это живет во
мне. Очень хотелось съездить в Каргасок, на мамину
могилку, но обстоятельства не позволяли. Работа,
семья, шаткое здоровье. Так и не съездила. Так вот
жизнь и прожита.
Брат умер в 1995 году, сестра живет в Риге.
А я часто вижу маму во сне – в беленьком платочке. Она никогда ни одного плохого слова мне не
сказала – она была человеком большой души, способна была другого понять, утешить... Так она приходит ко мне в гости, и мы беседуем. Сейчас вижу
реже, а в начале видела во сне очень часто… У меня
до сих пор перед глазами все – красивая сибирская
природа, реки, болота… Вижу тропки, которыми
ходила, школу, домишко, в котором жили. Это мои
детские воспоминания. Правда, все тяжелые. Есть у
меня подруга Вия Тетере, иногда вместе с ней вспоминаем пережитое.
Иногда думаю – надо было мне оставаться с
мамой. Жизнь меня не особо баловала… Но все же
была хорошая... У меня был замечательный приемный отец, замечательная приемная мать. Только
маму никто никогда не заменит…

 

Bērziņa Irēna Aleksandra m.,

dz. 1931,
lieta Nr. 17605,
izs. adr. Rīgas apr., Rīga, Kokles iela 18-13 ,
nometin. vieta Novosibirskas apg., Kargasokas raj.,
atbrīvoš. dat. 1946.12.26

 

Bērziņš Aleksandrs Krišjāņa d.,
dz. 1902,
lieta Nr. 17605,
izs. adr. Rīgas apr., Rīga, Kokles iela 18-13

Берзиньш Александр Кришьянович расстрелян  12 5 42 в Усольлаге страница 520 Aizvestie

 

 

 


 Для поиска дела по дате рождения или букв имени и фамилии используем запрос

на сайте http://www.lvarhivs.gov.lv/dep1941/meklesana41.php

 

 

 

 

Дети Сибири ( том 1 , страница 159  ):

мы должны были об этом рассказать... : 
воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году :
724 детей Сибири Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис интервьюировали в период с 2000 по 2007 год /
[обобщила Дзинтра Гека ; интервью: Дзинтра Гека, Айварс Лубаниетис ; 
интервью расшифровали и правили: Юта Брауна, Леа Лиепиня, Айя Озолиня ... [и др.] ;
перевод на русский язык, редактор Жанна Эзите ;
предисловие дала президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, Дзинтра Гека ;
художник Индулис Мартинсонс ;
обложка Линда Лусе]. Т. 1. А-Л.
Точный год издания не указан (примерно в 2014 году)
Место издания не известно и тираж не опубликован.
- Oriģ. nos.: Sibīrijas bērni.

 

ISBN   9789934821929 (1)
  9789934821936 (2)
Oriģinālnosaukums   LinkSibīrijas bērni. Krievu val.
Nosaukums   Дети Сибири : мы должны были об этом рассказать-- / воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году обобщила Дзинтра Гека ; интервьюировали Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис ; [перевод на русский язык, редактирование: Жанна Эзите].
Izdošanas ziņas   [Rīga] : Fonds "Sibīrijas bērni", [2014].
Apjoms   2 sēj. : il., portr. ; 30 cm.
Saturs   Saturs: т. 1. А-Л -- т. 2. М-Я.

 

ISBN   9789984392486 (1)
  9789984394602 (2)
Nosaukums   Sibīrijas bērni : mums bija tas jāizstāsta-- / 1941. gadā no Latvijas uz Sibīriju aizvesto bērnu atmiņas apkopoja Dzintra Geka ; 670 Sibīrijas bērnus intervēja Dzintra Geka un Aivars Lubānietis laikā no 2000.-2007. gadam.
Izdošanas ziņas   [Rīga : Fonds "Sibīrijas bērni", 2007].
Apjoms   2 sēj. : il. ; 31 cm.
Saturs  

Saturs: 1. sēj. A-K -- 2. sēj. L-Z.

 

 

 

9789934821912 (2)
Oriģinālnosaukums   LinkSibīrijas bērni. Angļu val.
Nosaukums   The children of Siberia : we had to tell this-- / memories of the children deported from Latvia to Siberia in 1941, compiled by Dzintra Geka ; [translators, Kārlis Streips ... [et al.]].
Izdošanas ziņas   Riga : "Fonds Sibīrijas bērni", 2011-c2012.
Apjoms   2 sēj. : il., portr., kartes ; 31 cm.
Piezīme   Kartes vāka 2. un 3. lpp.
  "L-Ž"--Uz grām. muguriņas (2. sēj.).
Saturs   Saturs: pt. 1. A-K : [718 children of Siberia were interviewed by Dzintra Geka and Aivars Lubanietis in 2000-2007] -- pt. 2. L-Z : [724 children of Siberia were interviewed by Dzintra Geka and Aivars Lubanietis in 2000-2012].

 

 

 

 

 

 

лица депортации 1941 года

Послесловие

Послесловие - у каждой истории есть предисловие и послеИСТОРИЯ.

    И у каждой истории есть типичная  структура и ход событий и

    кое-что что выделяет её из массы иных, похожих на неё историй.

    Итак, вот что характерно для историй вывезенных  советских граждан 14 июня 1941 года из Латвии в Сибирь.

       1 - вывозили без решения суда - просто посадили в  вагоны для скота и как скотину повезли.

      2 - сразу из семей изъяли отцов и отправили их в лагеря смерти.

  Особенно зверствовали в Усольлаге - где не просто заморили голодом , но ещё и расстреляли.

   Выводы же банальны.

      Это для тех , кто любит сравнивать гитлеровский холокост в Латвии и сталинский геноцид.

              Если Гитлер начал уничтожать евреев во время войны и это были лица с точки зрения нацизма недолюдьми,

                    то Сталин осуществил вывоз советских граждан ( и далее убийство ОТЦОВ в сталинских лагерях смерти )

                         в мирное время .

   В этом плане Сталин был бОльший фашист чем Гитлер.

                 ( Внимание  - здесь указывается исключительно на акцию депортации латышей 14 июня 1941 года.)

лица Депортации 1941 года

previous arrow
next arrow
Slider