14 06 1941

убийство отцов

Предисловие к чтению и копированию материалов сайта

Предисловие к чтению материалов сайта.

Главное  - все материалы можно копировать и использовать в научных и личных целях .

( Ограничение  - если у Вас есть коммерческая выгода - тогда и только тогда 

Вам надлежит обратиться за авторскими правами к Дзинтре Геке.)


Краткое пояснение целей и задач автора сайта.

1 - основной источник данных - книга Дети Сибири.

Потому будет полезным для всех библиотек России прикупить эту книгу у Дзинтры Геки.

( Понятно, что им нужна только русская версия книги.)

2 - мой вклад - это соединение воедино воспоминаний выживших с краткой справкой другой книги - Aizvestie ( Вывезенные ).

Сайт позволяет дополнить историю семьи сведениями про ОТЦА ( как правило убитого голодом или расстрелянного в сталинских лагерях смерти).

3 - у меня есть надежда ( пока не умерли ВСЕ родственники лиц из семей вывезенных ) ,

что родня пойдёт в архивы и получит материалы на своего УБИТОГО ОТЦА.

( Согласно законам Латвии эти материалы дают только родственникам.) 

4 - возможно будет интерес к теме депортации у студентов - историков.

Но если это студент из России - ему тяжело приехать в Латвию .

Сайт имеет целью публикацию материалов по истории Латвии на русском языке именно для лиц из России.

Особая ценность воспоминаний - они дают практически живой рассказ выживших - чего лишены справки из архивных дел.


 Примечание -на сайте Дзинтры Геки можно бесплатно скачать в формате pdf почти все главы двухтомника.

Ссылки тут

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_A-А.pdf 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_B-Б.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_V–В.pdf

 

 

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_D_Д.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Е.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_Ж.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_Z_З.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_I_И.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_J_Й.pdf

 

 

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-N_Н.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-O_О.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-P_П.pdf

 

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-S_С.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-T_Т.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-U_У.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-F_Ф.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-H_Х.pdf

https://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-II-sejums_RU-C_Ц.pdf

http://sibirijasberni.lv/wp-content/uploads/2019/07/Sibirijas-berni-210x295_RU_SATURS.pdf

 

 

 

 

 

 

 

Берзиня Бенита ( Гроша ) родилась в 1032 году.


14 июня 1941 года меня разбудили рано утром, в три часа...

Видела как отца обыскивали милиционеры, а мама собирала вещи, велела одеться, 

сказала, уезжаем...


 страница 152

14 июня 1941 года меня разбудили рано утром,
в три часа… Видела, как отца обыскивали милиционеры, а мама собирала вещи, велела одеться, сказала,
уезжаем… Собрали мешки с вещами и стали ждать,
когда за нами приедут…
На станции посадили в товарный вагон, вдоль
стен были полки и много народу... Вечером мужчин
вывели, и тогда я видела отца в последний раз… Уже
в пути в соседнем вагоне увидели семью маминой
сестры. Когда приехали, старались держаться вместе. Дорогу почти не помню. Давали кипяток, суп
и кирпичи черного хлеба – мы удивлялись, как все
это можно есть. Туалетом служила дырка посреди
вагона. Когда поезд останавливался, все разбегались – кто налево, кто направо… В дороге болела,
но обошлось. Когда приехали, были вместе с маминой сестрой, у нее была дочка Зигрида.
Нас на лошади отвезли в село Березовка Советского района Красноярского края. Там дали нам комнату с русской печкой, но зимой было очень холодно.
С нами в комнате жила Дмитриева из Вентспилса.
Прожили мы там зиму, потом перешли к другой
хозяйке, а Дмитриеву послали дальше на Север, в
Игарку… Весной 43-го года мама нашла работу в Березовке, в районном центре. Она была бухгалтером
в финотделе района, и мы переехали в Березовку,
жили там в бараке. Люди болели, умирали – о бараке
этом у меня сохранились плохие воспоминания...
Потом стали приезжать за нами из колхозов и отвезли в Бархатово, поместили в маленькой
комнатке. Клопов там было видимо-невидимо, руки изъедены до крови, падали
с потолка, а из мха между бревнами их
было не выкурить...
Мама работала в колхозе. Когда все
было съедено, стали продавать одежду,

для местных это было что-то невиданное. Были случаи, когда шелковую ночную рубашку они носили
как платье... Собирались, ходили в отдаленные села,
где можно было продать выгоднее. Дрова в лесу
заготавливали сами, мама рубила березы и пилила,
сырыми и топили…
Есть было нечего, заработать в колхозе было
невозможно, пришлось продавать вещи… да и у
горожан не было опыта той работы, которую надо
было выполнять в колхозе… Летом давали какой-то
хлеб, но он был сырой, а в конце не было уже и такого. Как-то, помню, местная девочка позвала нас к
себе в гости, когда мы пришли, ее не оказалось дома,
а когда мы вернулись домой, увидели, что пропали
стоявшие на столе часы. Какой-то мальчишка ударил меня так, что я не могла ходить. Но это были
отдельные случаи. Такое ведь бывает везде.
Пошли в школу, но русского языка не знали.
Потом учебу пришлось прервать, возобновили после войны, тогда успехи были уже лучше.
В 43-м году маму отправили на Дальний Восток, и я осталась с маминой сестрой. Она была
на 12 лет старше мамы, и содержать двух девочек
ей было трудно... Мне пришлось ходить к мадам
Баумане, которая распускала старые кофты и вязала новые, я тоже вязала – за это она меня кормила обедом – варила какой-то жидкий суп, но у
нее и самой ничего не было. Мама была далеко, на
Дальнем Востоке, в Совгавани… Потом ходила к
Циксте в няньки. Муж у нее был латыш, большой
начальник, но из меня нянька не
получилась, и меня забрала к себе
русская бабушка. У нее была внучка,
дочь арестована, и вот там у бабушки я и выжила… Когда жила у тети,
так распухла, что на метр от себя не

страница 153

видела и никого не узнавала, глаза не открывались.
Никто не знал, отчего, но, скорее всего, от голода,
однако, слава Богу, прошло…
В Совгавани мама работала бухгалтером, иногда
присылала мне посылочку, но приходила посылка
наполовину пустая, мне доставался какой-нибудь
карандаш, совершенно ненужный.
В тот день, когда я выехала с остальными детьми в Латвию, мама ехала ко мне в Красноярск. Но
списаться мы не могли, друг о друге ничего не знали. Для нее стало ужасным потрясением, когда она
приехала в Красноярск и меня не нашла.
Из детского дома в Вентспилс меня забрала сестра отца. Было это 31 мая 1946 года. Мама приехала в начале 1947 года, как будто официально, но 5
ноября 1949 года ее снова арестовали и отправили
в лагерь, а потом в Тасеево. Насовсем она вернулась
5 декабря 1955 года. Когда она приехала первый
раз, поступила работать в строительную контору. В
49-м году я окончила семилетку, и меня приняли в
строительную контору учетчицей. Так в Вентспилсе

я и проработала 50 лет. Когда мама окончательно
вернулась, она уже была на пенсии.
Домой я возвращалась как во сне, все время
спала, перепутала день с ночью. Ехала со мной еще
Инта Медне, из Вентспилса были Эниня с братом,
но в детском доме она заболела и умерла. Переживали мы ужасно. Помню, что ребята ходили смотреть
Москву, но меня ничего не интересовало, думала
только о доме. Кормили в дороге хорошо, были даже
консервы из лосося, долго я их потом не ела, как и
грибы. В Сибири ели шампиньоны, которые росли
на навозе. В дорогу нас одели в какие-то американские вещи, помню, на мне было голубое платьице в
белый горошек. После войны голод уже был не такой
страшный, нам присылали из дому какие-то деньги. Сестра моя была на год и четыре месяца старше
меня, и в Сибири была у нас за мужчину – ходила в
лес за дровами, а я в тот год ходила в школу.
Мне кажется, язык мы освоили быстро, дома
меня и двоюродную сестру приняли в 5-й класс. В
Сибири все мы учились хорошо, а здесь пришлось

страница 154

восстанавливать латышский язык. У нас была очень
хорошая учительница Силарая, очень отзывчивая,
и с латышским языком мы справились. Если бы
маму не выслали во второй раз, мне не пришлось
бы работать, а вечерами я ужасно хотела спать, так
с учебой ничего и не вышло…
Судьба отца была горькой… Когда стали получать первые весточки из Вятлага, узнали, что там и
папа, и дядя – муж маминой сестры. А когда получили от папы первое письмо, его уже не было в живых,
он умер 15 июня 1942 года, но мы узнали об этом
гораздо позже… Мама получила какое-то письмо,
ничего мне не сказала, взяла меня за руку, и мы ушли
в лес… Умерла мама в возрасте 92 лет, а отцу было
45… Не могу говорить... Он, вероятно, умер от голода... Написали, правда, что от какого-то сердечного
заболевания. Вместе с отцом в лагере была Элизабете
Эгле, с которой он когда-то работал в Вентспилсской
полиции. Она рассказывала маме о последних днях
отца. Их посылали на лесоразработки, а у отца уже
болело сердце, он был не из крепких, кормили никак,
выдержал он едва год, но что она рассказывала маме,
я не спрашивала, слишком тяжело…
После того, как я вернулась в 1946 году, меня
никто больше не тревожил, но говорили, что кто-то ходил на меня жаловаться, но меня ни разу не
вызывали, не допрашивали. Но чуть ли не каждый
там побывал.
Я думаю, надо знать… надо понимать, почему
такое произошло... Надо было просто уничтожить
какую-то часть народа… Но забыть этого нельзя, и не
дай Бог кому-нибудь такое пережить еще раз... Случалось всякое, голодали, конечно, но кому-то было еще
труднее – тем, кто был на Крайнем Севере, где вечная
мерзлота… Но все пережили, и вот – живы.
Я не знаю, почему выслали нашу семью – богатства у нас не было. Отец был секретарем начальника
уезда. Мама работала в кредитном обществе, это же
не преступление против Советского Союза, отец
ничего плохого людям не сделал, и с 40-го года у
него была какая-то строительная контора.
Простить… я думаю, простить этого нельзя, но
это было и с этим надо жить дальше, пока живется…
А те, кто помогал это делать, тех давно уже нет на
свете... Я никогда не разыскивала людей, которые
подписали бумаги о моей высылке, никаких пла-
нов отмщения я не вынашивала. Недоброжелатели
всегда были и будут, и у меня на работе находились
такие, кто ходил жаловаться, пытались что-то сделать, но Бог с ними!

 

Bērziņa Benita Augusta m.,
dz. 1932,
lieta Nr. 15762,
izs. adr. Ventspils apr., Ventspils, Saules iela 23 ,
nometin. vieta Krasnojarskas nov., Sovetskas raj.,
atbrīvoš. dat. 1946.06.07

 

 Bērziņš Augusts Ernesta d.,
dz. 1897,
lieta Nr. 15762,
izs. adr. Ventspils apr., Ventspils, Saules iela 23

Берзинш Аугуст Эрнестович умер в Вятлаге 15 6 42 страница 667 Aizvestie 19781

 


 Для поиска дела по дате рождения или букв имени и фамилии используем запрос

на сайте http://www.lvarhivs.gov.lv/dep1941/meklesana41.php

 

 

 

 

Дети Сибири ( том 1 , страница 152  ):

мы должны были об этом рассказать... : 
воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году :
724 детей Сибири Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис интервьюировали в период с 2000 по 2007 год /
[обобщила Дзинтра Гека ; интервью: Дзинтра Гека, Айварс Лубаниетис ; 
интервью расшифровали и правили: Юта Брауна, Леа Лиепиня, Айя Озолиня ... [и др.] ;
перевод на русский язык, редактор Жанна Эзите ;
предисловие дала президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, Дзинтра Гека ;
художник Индулис Мартинсонс ;
обложка Линда Лусе]. Т. 1. А-Л.
Точный год издания не указан (примерно в 2014 году)
Место издания не известно и тираж не опубликован.
- Oriģ. nos.: Sibīrijas bērni.

 

ISBN   9789934821929 (1)
  9789934821936 (2)
Oriģinālnosaukums   LinkSibīrijas bērni. Krievu val.
Nosaukums   Дети Сибири : мы должны были об этом рассказать-- / воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году обобщила Дзинтра Гека ; интервьюировали Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис ; [перевод на русский язык, редактирование: Жанна Эзите].
Izdošanas ziņas   [Rīga] : Fonds "Sibīrijas bērni", [2014].
Apjoms   2 sēj. : il., portr. ; 30 cm.
Saturs   Saturs: т. 1. А-Л -- т. 2. М-Я.

 

ISBN   9789984392486 (1)
  9789984394602 (2)
Nosaukums   Sibīrijas bērni : mums bija tas jāizstāsta-- / 1941. gadā no Latvijas uz Sibīriju aizvesto bērnu atmiņas apkopoja Dzintra Geka ; 670 Sibīrijas bērnus intervēja Dzintra Geka un Aivars Lubānietis laikā no 2000.-2007. gadam.
Izdošanas ziņas   [Rīga : Fonds "Sibīrijas bērni", 2007].
Apjoms   2 sēj. : il. ; 31 cm.
Saturs  

Saturs: 1. sēj. A-K -- 2. sēj. L-Z.

 

 

 

9789934821912 (2)
Oriģinālnosaukums   LinkSibīrijas bērni. Angļu val.
Nosaukums   The children of Siberia : we had to tell this-- / memories of the children deported from Latvia to Siberia in 1941, compiled by Dzintra Geka ; [translators, Kārlis Streips ... [et al.]].
Izdošanas ziņas   Riga : "Fonds Sibīrijas bērni", 2011-c2012.
Apjoms   2 sēj. : il., portr., kartes ; 31 cm.
Piezīme   Kartes vāka 2. un 3. lpp.
  "L-Ž"--Uz grām. muguriņas (2. sēj.).
Saturs   Saturs: pt. 1. A-K : [718 children of Siberia were interviewed by Dzintra Geka and Aivars Lubanietis in 2000-2007] -- pt. 2. L-Z : [724 children of Siberia were interviewed by Dzintra Geka and Aivars Lubanietis in 2000-2012].

 

 

 

 

лица депортации 1941 года

Послесловие

Послесловие - у каждой истории есть предисловие и послеИСТОРИЯ.

    И у каждой истории есть типичная  структура и ход событий и

    кое-что что выделяет её из массы иных, похожих на неё историй.

    Итак, вот что характерно для историй вывезенных  советских граждан 14 июня 1941 года из Латвии в Сибирь.

       1 - вывозили без решения суда - просто посадили в  вагоны для скота и как скотину повезли.

      2 - сразу из семей изъяли отцов и отправили их в лагеря смерти.

  Особенно зверствовали в Усольлаге - где не просто заморили голодом , но ещё и расстреляли.

   Выводы же банальны.

      Это для тех , кто любит сравнивать гитлеровский холокост в Латвии и сталинский геноцид.

              Если Гитлер начал уничтожать евреев во время войны и это были лица с точки зрения нацизма недолюдьми,

                    то Сталин осуществил вывоз советских граждан ( и далее убийство ОТЦОВ в сталинских лагерях смерти )

                         в мирное время .

   В этом плане Сталин был бОльший фашист чем Гитлер.

                 ( Внимание  - здесь указывается исключительно на акцию депортации латышей 14 июня 1941 года.)

лица Депортации 1941 года

previous arrow
next arrow
Slider