14 06 1941

убийство отцов

Баяре Хелга Мудите ( Парфена ) родилась в 1931 году

Я единственный ребёнок в семье.

Отец был владельцем небольшой химической фабрики, мама бухгалтер.

В 1941 году нас вывезли со станции Торнякалнс.

страница 131

Я единственный ребенок в семье. Отец был владельцем небольшой химической фабрики, мама бухгалтер.

В 1941 году нас вывезли со станции Торня-калнс. Семью разделили. Папу в один вагон, нас -в другой. Помню ночь. Мама нас разбудила. Было много народу. Один с винтовкой все время ходил за папой следом. Мама собирала вещи в чемодан. Было пятеро мужчин в черном. Странно, первое, что они сделали, - один из них схватил бинокль,

второй фотоаппарат. Только потом сели в столовой оформлять бумаги. Я помогала маме. Хотела положить новые школьные туфли. Она выложила - это не надо. Только потом я узнала - она думала, что нас повезут в тюрьму. Не хотела даже брать зимние пальто. Один из солдат сказал — пальто все-таки возьмите.

Посадили в грузовик, привезли в Торнякалнс. Папу я больше не видела.

По дороге однажды выпустили в поле. Все женщины побежали в кустики.

Красноярск как в тумане. В Канске распределяли. Мама встретила знакомую. Та сказала: поехали вместе в Абан.

Был пустой домишко, спали на полу, обложились полынью от насекомых. Потом стали распределять по домам. Было два колхоза. Мы попалив дом еще раньше, давно высланной латышской семьи.

В школу ходила, русский язык уже знала. Пошла во 2-й класс, сидела рядом с отличницей. Было мне девять лет. Мама вязала в артели носки, рукавицы. Норма была большая. Потом она перешла работать на склад.

 

Первый месяц не учились, работали в колхозе. Убирали картошку, зерновые. Сами пилили дрова, носили,топили.

Был трудный голодный год. Собирали и варили лебеду. Жили вместе пять семей - варили на всех одно ведро с лебедой. От голода пухли. Дежурили по ночам у магазина, чтобы получить хлеб по карточкам.

Дети, конечно, остаются детьми - казалось, как весело. Позже нам выделили клочок земли -посеяли просо в пяти километрах от деревни. По дороге ели плоды шиповника. Домой приносила три ведра картошки.

После войны нам присылали из дома посылки.

Родилась я под счастливой звездой - было это в 1944 году. В соседнем колхозе мама устроилась бухгалтером, и мы переехали. Продолжалось это недолго, потому что мама испугалась. В то время всех латышских матерей отправляли во Владивосток, а детей в Красноярский детский дом. Меня это миновало.

В 1946 году мама проводила всех наших детей в Красноярск. Не знаю, откуда она узнала, что детей отправляют домой.

Когда я уехала в Латвию, ее отправили в тайгу. По дороге ее обокрали. Потом ее вернули, и до 1956 года она там и жила.

В вагоне нас было около 120 детей. Приехали в Ригу утром 6 ноября. В дороге спали на полках по двое, многие заболели корью. В Москве стояли

в тупике, дали нам по куску хлеба с чайной ложкой сахара.

Когда пришла комиссия, заболевших спрятали. Так и доехали до Риги.

 

страница 132

 

В детском доме нас прежде всего вымыли, одежду отобрали. Выдали чистую. Жили мы втроем в одной комнате. Долго не решались лечь в постель на белые простыни. Было и страшно, и жалко. Мне было 15 лет. Утром отвели нас в другой дом. Дали какао.

Меня взял к себе муж маминой приятельницы адвокат Элкснитис. Сообщили папиному брату в Мадону, он за мной приехал. У них и жила. Продолжала ходить в школу. Писать по-латышски было трудно. Ходила в 6-й класс. Потом пошла в среднюю школу.

В 1951 году - удивляюсь, как проскочила. Переезжала от одних родственников к другим, так как и тете в 1949 году грозила высылка. В Мадонской средней школе забирали прямо из класса. Я уже вышла замуж, пошли дети.

Меня вызвали. Я писала, что хочу взять к себе маму. Спросили - большая ли у нас была фабрика? Ответила, что было четверо рабочих. Удивились -как это меня не выслали второй раз. Промолчала. И так было три или четыре раза.

Мама приехала в 1956 году. У меня уже были дети. Папа умер 6 апреля 1942 года. Ясности никакой. В Абане маме выдали свидетельство о смерти -умер от сердечной болезни в Абане, где он в жизни не был, и умер 5 апреля. В разных местах указаны разные даты.

В Абане один знакомый - ему разрешили навестить семью - со слезами рассказывал, что счастлив был тот, кто находил в супе картофелину. Умерших зимой грузили как дрова и увозили возами. Дизентерия косила всех подряд.

Мама послала запрос в Устьлаг - не там ли такой-то? 6 мая пришел ответ, что он там. Как же так, если он умер?

Тяжелее всех приходилось маме. Мама работала, мы ходили в лес по ягоды. Там в лесу ягоды такие, как у нас в саду. Ходили и за грибами. Босиком, на ноги надеть было нечего. Скользнет мимо змея - я застыну как соляной столб. И бегом, и натыкаюсь на другую змею.

Что-то я набирала, солили, ходили на рынок продавать. Земля там плодородная. В последний год нам выделили землю. Приподнимешь землю лопатой, бросишь картофелину.

Относились к нам неплохо. Вначале дети, конечно, обзывались. Нам повезло, что мы попали в большое село, а не на лесоразработки.

Сибирь была большим переживанием. Но зла не держу. В то время это было ужасно, сейчас как-то сгладилось.

Внукам ничего особенно не рассказываю. Может быть, когда-нибудь напишу воспоминания...


 

Bajāre Helga Mudīte Jēkaba m.,
dz. 1931,
lieta Nr. 17012,
izs. adr. Rīgas apr., Rīga, Ūnijas iela 14-1 ,
nometin. vieta Krasnojarskas nov., Abanas raj.,
atbrīvoš. dat. 1946.11.06

 

отец Баярс Екаб Петрович умер в Усольлаге 6 4 1942 года страница 503 Aizvestie

Bajārs Jēkabs Pētera d., dz. 1880, lieta Nr. 17012, izs. adr. Rīgas apr., Rīga, Ūnijas iela 14-1

 

 

 

Дети Сибири ( том 1 , страница  131 ):

мы должны были об этом рассказать... : 
воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году :
724 детей Сибири Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис интервьюировали в период с 2000 по 2007 год /
[обобщила Дзинтра Гека ; интервью: Дзинтра Гека, Айварс Лубаниетис ; 
интервью расшифровали и правили: Юта Брауна, Леа Лиепиня, Айя Озолиня ... [и др.] ;
перевод на русский язык, редактор Жанна Эзите ;
предисловие дала президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, Дзинтра Гека ;
художник Индулис Мартинсонс ;
обложка Линда Лусе]. Т. 1. А-Л.
Точный год издания не указан (примерно в 2015 году)
Место издания не известно и тираж не опубликован.
- Oriģ. nos.: Sibīrijas bērni.

 

 

лица депортации 1941 года

лица Депортации 1941 года

previous arrow
next arrow
Slider

простая карта улица Тербатес 4