14 06 1941

убийство отцов

Баумане Астрида  ( Мишке ) родилась в 1934 году.



 Я родилась 1 января 1934 года в Сипелской волости Елгавского уезда.

В семье нас было три сестры, мама и папа.

Выслали всех пятерых.

Отца забрали отдельно, нас посадили в  другую теплушку.

Вагоны как у всех - открытый туалет, прикрывали, как могли.

Кормили нас пшённой кашей с  растительным маслом, хлеб был такой, что многие не ели.

Что-то с собой взяли, но немного, мама не успела.

В вагоне она складывала кирпичики в мешок и в Сибири мы их сменяли на картошку, яйца, 

на всё, потому что там хлеба давно не видали.

За полчаса нам надо было собраться, взять столько, чтобы можно было самим унести.

Мама на каждую надела по 2 платья, чтобы взять как можно больше, но ничего особенного у нас не было.

Ну было одеяло, подушки, взять скомандовали те, кто нас увозил.

Везли нас на подводе до станции Ливберзе.

На станции отца увели, сказали, встретитесь позже, потому и вещи не поделили.

( страница 126 )

В 1947 году отменили карточки, я так радовалась - узнала об этом у стоявших в очереди - хлеб дают без карточек.

( страница 127 )

 

 

 

 

 

14 июня 1941 года сломали многие семьи. Все взрослые, пережившие насилие, уже покоятся с миром. В живых остались лишь те, кто в этот страшный год был детьми, например, Астрида Мишке (тогда – Баумане).

Ее семья жила в Яунберзе, у семилетней девочки были две старшие сестры. «До железнодорожной станции нас отвезли всех вместе. Вместе с нами был отец Арнолдс, которого на станции сразу же посадили в другой вагон. Сказали, что мы все позже встретимся, однако он умер в 1943 году в лагере Вятлаг», – рассказывает элегантная старушка. На вопрос, почему в списке депортированных была и семья Бауманисов, Астрида предполагает, что, возможно, это случилось потому, что отец действовал в организации Перконкрустс. «Ничего плохого они там не делали.

Занимались политикой, как многие это делают сейчас». Проживая на берегах Енисея, латвийцы боролись за выживание. Они не только выполняли такую работу, которая женщинам не под силу, но и продавали собранный лук и ревень, вязаные варежки из распоротых национальных наплечных покрывал и одеял. «Маме Эмилии было очень трудно – она часто болела. Нашу землянку часто заносило снегом, люди приходили нас откапывать. Мы, дети, боялись одни выходить на улицу, даже по нужде, поскольку почти всегда возле землянки стоял гроб – уровень смертности был очень высок», – вспоминает Астрида.

Из Дудинки в Латвию она вернулась в 1957 г., потом приехали мама и сестры с мужьями, которые во время пребывания в ссылке вышли замуж за легионеров, выпущенных из тюрьмы Норильска. «Насильственный вывоз в Сибирь был ужасен.  Жаль, что мама и старшая сестра не дожили до восстановления свободной Латвии – они обе умерли в 1975 г. Однако, несмотря на тяжелое детство, я думаю о том светлом, что есть сейчас. Всю жизнь держать зло – это не для меня».

 

 

 

14 июня 1941 г. Латвия потеряла более 15 000 человек. Их арестовали и выслали из страны, которую уже 17 июня 1940 г. оккупировала чужая армия.

По уточненным данным группы проекта Латвийского архива, в списке жителей Латвии, депортированных 14 июня, обобщена информация о 15 424 жителях – 700 расстрелены, в лагерях и ссылках умер 5 381 человек.

Историк Янис Риекстиньш, анализируя документы о деятельности учреждений репрессированных лиц из архивов Российской Федерации и Латвийской Республики, говорит, что депортация происходила, основываясь на решениях и приказах правительства СССР, Народного комиссариата государственной безопасности и Народного комиссариата внутренних дел СССР. В 1941 г. многие еще не оправились после оккупации и насильственного присоединения к СССР, однако началось следующее испытание – высылка.

В газете Брива Вента от 12 июня 1941 г. ни слова не говорится о назревающей трагедии. Есть статья о том, что в Казани начинает цвести хлопок, поспевают кукуруза и помидоры, упоминается война в Европе, Африке и Азии, можно найти совет, как избавиться от слепней и мух. И в субботнем номере газеты ничего не свидетельствует о насилии, а во вторник 17 июня опубликована воспевающая статья о 17 июне 1940 г., когда на улицах Риги гремели могучие танки Красной армии и трудящиеся спешили поздравить своих освободителей.

«Это не нравится полицейским, слугам и защитникам власти Улманиса. Они со зверской ненавистью нападают на людей, стреляют, бьют, топчат лошадьми. (...) Юноша убегает, а за ним с криками бей их! гонятся кровожадные убийцы. К ним присоединяются еще несколько, и на рижских улицах слышен страшный крик рабочего. Это последний крик измученного латвийского рабочего народа. Это последний кровавый праздник латвийской буржуазии».

 
 
 

Baumane Astrīda Zenta Arnolda m.,
dz. 1934,
lieta Nr. 15290,
izs. adr. Jelgavas apr., Sīpeles pag., Spriguļi ,
nometin. vieta Krasnojarskas nov., Sajānu raj.,
atbrīvoš. dat. 1956.08.17

 

 

 

Дети Сибири ( том 1 , страница 126  ):

мы должны были об этом рассказать... : 
воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году :
724 детей Сибири Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис интервьюировали в период с 2000 по 2007 год /
[обобщила Дзинтра Гека ; интервью: Дзинтра Гека, Айварс Лубаниетис ; 
интервью расшифровали и правили: Юта Брауна, Леа Лиепиня, Айя Озолиня ... [и др.] ;
перевод на русский язык, редактор Жанна Эзите ;
предисловие дала президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, Дзинтра Гека ;
художник Индулис Мартинсонс ;
обложка Линда Лусе]. Т. 1. А-Л.
Точный год издания не указан (примерно в 2015 году)
Место издания не известно и тираж не опубликован.
- Oriģ. nos.: Sibīrijas bērni.

 

 

кадры 25 марта 2018