14 06 1941

убийство отцов

Апсолонс Талвалдс родился в 1927 году.


Я родился 1 6 августа 1927 года в семье чиновника.

Отец был юрист, работал в Рижском окружном суде, мать домохозяйка.

С 1934 года жили в Огре.

страница 72

Я родился 16 августа 1927 года в семье чиновника. Отец был юрист, работал в Рижском окружном суде, мать домохозяйка. С 1934 года жили в Огре.

14 июня 1941 года в 5 утра к дому подъехала машина, вышел русский офицер и один латыш. Первое, что они сделали, - открыли шкаф, где у отца висела сабля еще со времен Первой мировой войны. Откуда они об этом знали? У отца была длинная трубка, и я видел, как один из них сунул ее в карман. Сказал об этом маме, она велела молчать. Нам приказали собрать вещи, но взять столько, чтобы можно было самим нести. Латыш даже помогал укладываться. Велели взять с собой и еду. Я любил миндаль, взял с собой два килограмма. Им мы и питались весь месяц, пока ехали.

По дороге на станцию заехали на улицу Матиса, где забрали сенатора Дуцманиса, потом забрали и Микельсонов. Отвезли на станцию Лиелварде, погрузили в вагоны. Спросили, где отец. Мы знали, что он в Риге, работает, теперь уже бухгалтером. Потом привезли отца, подвели к вагону. Больше мы его не видели. В вагоне было больше 30 человек, вместе с детьми. Нам в основном давали воду и соленый хлеб.

Ехали не меньше месяца - до Ададыма. Там высадили из поезда, дальше повезли на лошадях. Привезли в село Подсосное, где мы переночевали (спали в церкви), потом повезли дальше - за40 километров. На лошадях переехали Чулым. Привезли нас в Таможенку. Сюда раньше ссылали кулаков и священников. Вокруг были горы и река Чулым.

Женщин поставили спихивать бревна в реку для сплава. Мама тоже работала, но однажды упала и ударилась спиной - появился горбик. Кормили

хлебом из мякины - 400 г. У местных ничего нельзя было купить, у них и у самих ничего не было. Стал ловить рыбу. Пользовался булавкой и ниткой. Ловились ерши, варили и ели. Жили в бараке. Ходили за километр к старым баракам, там были вырезаны имена священников и даты их смерти. Мрачная картина.

Жили мы там до осени. Если бы мы остались на зиму, я бы сейчас не рассказывал вам все это. Когда к нам приехали из НКВД, мы попросили перевести нас в другое место. Нам велели самим сколотить плот, и мы спустились вниз по Чулыму. Красота вокруг удивительная! Природа потрясающая! На берегу можно было даже медведя увидеть. Приехали обратно в Подсосную, там плот сел на мель, и вещи у многих утонули. На лодках нас вывезли на берег и поселили в старой школе. Мама ходила вязать снопы, и все это время давали хлеб и даже мед, там была пасека. Когда работа кончилась, перестали и кормить. Зимой на ноги надеть было нечего. Мама обменяла свою шубу на валенки. Меняли все подряд. Мое задание было снабжать дровами.

Я заболел корью. Заболел и маленький ребенок у местных. Весной нас повезли дальше и разделили. Мы оказались в Краснополянском совхозе, в 25 километрах от станции Ададым. Там нам и на завтрак, и на обед давали затируху - смесь из муки и воды, плавало в ней и крысиное мясо. Воровать мы не умели, но жизнь заставила. Ходил в поле и топором срубал неубранный турнепс. А если попадалась и картошка, то получалась хорошая еда. Давали нам и немного хлеба.

По ночам мама ходила сторожить скот. Я боронил на трех лошадях. А было мне всего четырнадцать лет. Так проходил день. Вечером

 

страница 73

 

 

пришел Каплунов, велел сесть на лошадь и скакать домой. Коня звали Цыган, в дороге он вздумал кусаться и брыкаться. Изо всех сил вцепился в гриву, но упал, и конь перепрыгнул через меня. Потом мне дали двух быков, возить зерно в поле. Потом до самой осени пас телят, а зимой возил дрова - два воза в день. Ехать надо было 5 километров.

Пришла весна, и мне доверили пасти лошадей и быков. Дождь, быки лежат, лошади бродят. Нас было двое, устроились в стоге сена, заснули. Утром все на нас заледенело.

Зимой возил на быках сено. Когда быкам надоедало двигаться, они ложились на дорогу и ни с места. Хоть пой, хоть плачь. Но тогда уже среди ссыльных появились калмыки. А они в такой ситуации поступают так - свернут бычий хвост в кольцо и кусают его. Потом возил воду трактористам, потому что у них текли радиаторы. Трактористом работал и Бла-жевицс из Латгалии. Когда его забрали в армию, я вместо него возил в бочках керосин. Со слезами затаскивал тяжелые бочки на телегу.

В 1944 году послали меня на курсы трактористов (в Латвии я закончил шесть классов). Потом работал на колесном тракторе. Зимой возил сено на лошадях, трактор был в ремонте. Потом дали мне гусеничный трактор 1938 года выпуска, и я возил сено телятам. Ехать надо было через озеро. Сначала проверил лед - выдержит ли. Решил, что нормально, но зад трактора все же провалился, а потом и весь трактор. Ночью два других трактора мой вытащили, но в воде осталось ведро. На другой день пошел его вытаскивать вилами. Выяснил, что глубина в этом месте была 4 метра. На мое счастье, трактор застрял между берегом и льдом. Было бы иначе... В Чулыме затонул трактор, тракторист и его помощница.

Мама занималась хозяйством, полола картошку и огород. Жили мы когда где, и у Шумилиных. Муж был в армии, офицер. Присылал домой посылки с грязными детскими вещами, хотя дети у них были уже взрослые. Потом жили вместе с латышской семьей, а под конец в маленькой комнатке с мадам Якович.

Домой в 1946 году не поехал, не хотел оставлять маму. Брат Айваре в 1941 году окончил гимназию и исчез. Его взяли в легион. Погиб где-то под Волховом.

В 1948 году окончил курсы комбайнеров. Работал на комбайне, а зимой на электростанции.

В августе 1957 года послали меня в Москву на ВДНХ. В Красноярске пошли навстречу, дали

разрешение съездить в Ригу. Побывал возле «углового дома», сходил в Министерство внутренних дел, на бульваре Райниса. 20 августа подал заявление, что хочу вернуться и учиться.

В конце сентября получил положительный ответ. Директор совхоза, украинец, уговаривал остаться, обещал все, что захочу, лишь бы я остался. Но об этом не могло быть и речи! Хозяйство ликвидировали, свинью закоптили, зерно и муку продали. Выдали мне премию (400 рублей) за отремонтированный трактор. Паспорта у нас уже были, купили билеты, и в 1957 году вернулись на родину.

Только много позже из газеты «Литератураун Максла» узнал, что отец в 1942 году умер в Вятлаге.

В документах было написано, что высланы мы без конфискации имущества. Хотели вернуть дом в Огре. Но нас предупредили: будете много говорить, уедете обратно. В доме жили директор школы и начальник автоинспекции Паже.

В первые месяцы жили в Риге, на улице Дикю, у папиной сестры, но она была недовольна. Я устроился на завод монтажником, оттуда перевелся на авиазавод в Риге. Жил в Баложи, в Юрмале, в Бул-дури, потом снова на улице Дикю, но не у тетки. Снимали, и мама была все время со мной. Только когда окончил институт, получил квартиру. В 1994 году вернули дом.

В Сибири было трудно, очень трудно, но это была хорошая школа жизни. Она всех нас научила -никогда не опускайте руки, боритесь. Мне повезло, что я прошел через все трудности и остался жив.

 

 

 

Apsalons Tālivaldis Arnolda d.,

 

 

dz. 1927,
lieta Nr. 13116,
izs. adr. Rīgas apr., Ogre, Blaumaņa iela 7 ,
nometin. vieta Krasnojarskas nov., Nazarovas raj.,
atbrīvoš. dat. 1956.09.10

 

Apsalons Arnolds Jāņa d., dz. 1892, lieta Nr. 13116, izs. adr. Rīgas apr., Ogre, Blaumaņa iela 7

Апсалонс  Арнольд Янович  умер в Вятлаге 3 5 42 страница 565 Aizvestie дело P-7114

 

 Для поиска дела по дате рождения или букв имени и фамилии используем запрос

на сайте http://www.lvarhivs.gov.lv/dep1941/meklesana41.php

 

 

 

 

Дети Сибири ( том 1 , страница 72  ):

мы должны были об этом рассказать... : 
воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году :
724 детей Сибири Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис интервьюировали в период с 2000 по 2007 год /
[обобщила Дзинтра Гека ; интервью: Дзинтра Гека, Айварс Лубаниетис ; 
интервью расшифровали и правили: Юта Брауна, Леа Лиепиня, Айя Озолиня ... [и др.] ;
перевод на русский язык, редактор Жанна Эзите ;
предисловие дала президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, Дзинтра Гека ;
художник Индулис Мартинсонс ;
обложка Линда Лусе]. Т. 1. А-Л.
Точный год издания не указан (примерно в 2014 году)
Место издания не известно и тираж не опубликован.
- Oriģ. nos.: Sibīrijas bērni.

 

ISBN   9789934821929 (1)
  9789934821936 (2)
Oriģinālnosaukums   LinkSibīrijas bērni. Krievu val.
Nosaukums   Дети Сибири : мы должны были об этом рассказать-- / воспоминания детей, вывезенных из Латвии в Сибирь в 1941 году обобщила Дзинтра Гека ; интервьюировали Дзинтра Гека и Айварс Лубаниетис ; [перевод на русский язык, редактирование: Жанна Эзите].
Izdošanas ziņas   [Rīga] : Fonds "Sibīrijas bērni", [2014].
Apjoms   2 sēj. : il., portr. ; 30 cm.
Saturs   Saturs: т. 1. А-Л -- т. 2. М-Я.

 

ISBN   9789984392486 (1)
  9789984394602 (2)
Nosaukums   Sibīrijas bērni : mums bija tas jāizstāsta-- / 1941. gadā no Latvijas uz Sibīriju aizvesto bērnu atmiņas apkopoja Dzintra Geka ; 670 Sibīrijas bērnus intervēja Dzintra Geka un Aivars Lubānietis laikā no 2000.-2007. gadam.
Izdošanas ziņas   [Rīga : Fonds "Sibīrijas bērni", 2007].
Apjoms   2 sēj. : il. ; 31 cm.
Saturs  

Saturs: 1. sēj. A-K -- 2. sēj. L-Z.

 

 

 

9789934821912 (2)
Oriģinālnosaukums   LinkSibīrijas bērni. Angļu val.
Nosaukums   The children of Siberia : we had to tell this-- / memories of the children deported from Latvia to Siberia in 1941, compiled by Dzintra Geka ; [translators, Kārlis Streips ... [et al.]].
Izdošanas ziņas   Riga : "Fonds Sibīrijas bērni", 2011-c2012.
Apjoms   2 sēj. : il., portr., kartes ; 31 cm.
Piezīme   Kartes vāka 2. un 3. lpp.
  "L-Ž"--Uz grām. muguriņas (2. sēj.).
Saturs   Saturs: pt. 1. A-K : [718 children of Siberia were interviewed by Dzintra Geka and Aivars Lubanietis in 2000-2007] -- pt. 2. L-Z : [724 children of Siberia were interviewed by Dzintra Geka and Aivars Lubanietis in 2000-2012].

 

 

 

 

лица депортации 1941 года

лица Депортации 1941 года

previous arrow
next arrow
Slider

книга Дети Сибири том Первый