14 06 1941

убийство отцов

http://doc.mod.gov.lv/lv/gramatas/VJATLAG/files/vjatlag_2006.pdf

Вятлаг 


 Вятлаг  жертв больше, чем в Бухенвальде

Вятлаг  жертв больше, чем в Бухенвальде


Примечание - 

В Вятлаге занималась раскорчевкой пней и работала в лагерном театре.

Философ Дмитрий Панин, арестован по доносу за «антисоветские разговоры», в лагере работал слесарем.

Вот как вспоминал философ, впоследствии эмигрировавший во Францию, жизнь заключенных в Вятлаге: «Человек в Вятлаге буквально за две недели мог превратиться доходягу. Там где не было газовых камер, убивал холод, голод, болезни и непосильный труд. Газ там заменялся: — ничтожным пайком; — отсутствием лагерной одежды; — абсолютно невыполнимыми нормами выработки; — расстоянием до места работы в 8-9 километров по заснеженной целине; — страшными морозами по 35 градусов — работой без выходных дней — полчищами клопов, а нередко и вшей; — холодом в бараках… Двух недель-месяца такой работы было вполне достаточно, чтобы окончательно вывести человека из строя. По истечению этого срока зэк терял остаток сил, не мог уже дойти до делянки, а чаще всего — и выстоять развод. После этого он умирал медленной смертью. Это — способ умерщвления людей, во время которого только растягивают муки на месяцы. Смерть от пули не идет ни в какое сравнение с тем, что пришлось пережить многим миллионам погибших от голода. Такая казнь — верх садизма, людоедства, лицемерия…» По данным историка Владимира Веремьева смертность в Вятлаге была в несколько раз выше, чем в Бухенвальде. За все время существования лагеря здесь погибли 18 тысяч человек. Их могилы неизвестны, так как чаще всего «доходяг» хоронили за бараком, сбрасывая в общую яму. Сколько таких ям в Вятлаге, до сих пор точно не знает никто… Братские могилы зарастают лесом. Ни музея Вятлага, ни памятника невинно убиенным до сих пор не существует в Кировской области.
Источник: "Все свои" - http://vsesvoi43.ru/vyatlag/


ПБК Памятник погибшим в Вятлаге

ПБК Памятник погибшим в Вятлаге

 


Мартиролог граждан Латвии

Мартиролог граждан Латвии в Вятлаге. 1938–1956 / сост. В. И. Веремьев ; отв. ред. Х. Стродс ; на латыш. яз. – Рига, 2006. – 518 с.

В Латвии издана объёмная книга, посвящённая жертвам ГУЛАГа военной эпохи.

Это – далеко не ординарное событие. Накануне Великой Отечественной войны (июнь 1941 г.) в рамках политики советизации прибалтийских республик были осуществлены массовые депортации нескольких десятков тысяч граждан Латвии (бывших чиновников, членов полувоенных проправительственных организаций, местной буржуазии) в лагеря и колонии ГУЛАГа НКВД СССР. Значительная часть арестованных и этапированных латышей попала в лесной лагерь ГУЛАГа на севере Вятского края – ВЯТЛАГ НКВД СССР.

Режим содержания  и работы здесь был очень тяжелым: лесоповал, тайга, трудный климат, голод.

Вдобавок, в связи с началом войны при оформлении следственных дел суды начали выносить максимально жесткие приговоры и значительная часть заключенных латышей приговаривалась к расстрелу или погибала от непосильной работы и голода.

В 1938–1956 гг. в ВЯТЛАГе находилось в заключении 6781 граждан Латвии, из которых погибло 2627 человек (38, 67 %).

Вятский архивист – исследователь Владимир Иванович Веремьев, сам сын репрессированных, а также в прошлом сотрудник Вятского ИТЛ МВД СССР, провёл огромную и благородную работу в ведомственном архиве ВЯТЛАГа, сохранившемся по сей день.

Это уникальное явление в истории ГУЛАГа – архив лагерного комплекса сохранился почти полностью. Изучив и исследовав тысячи личных дел граждан Латвии, В. И. Веремьев создал единственную в своём роде авторскую работу, в которой приведены биографические справки латышей, содержавшихся в лагере. В этих кратких сухих строчках содержится бесценная информация для родственников погибших о последних днях жизни жертв ВЯТЛАГа.

Свой альтруистический авторский труд В. И. Веремьев передал в Латвию, где он был переведён на латышский язык и опубликован под редакцией профессора Х. Стродса. Если работа Владимира Веремьева может вызвать только уважение и чувство благодарности, то это нельзя сказать о редакторской работе Х. Стродса, пытающегося поставить исследование вятского историка в рамки современной политической конъюнктуры в странах Прибалтики и Западной Европы.

В кратком одностраничном резюме, напечатанном на русском языке в конце книги, к глубокому сожалению читателей, обнаруживается более десятка грамматических и стилистических ошибок.

Неужели в Латвии сегодня так трудно найти переводчиков, способных перевести несколько абзацев с латышского на русский?

Необоснованные цифры (60 миллионов погибших в СССР от сталинских репрессий – цифра явно завышена), неаргументированные, безапелляционные  утверждения, некорректные ссылки (например, на книгу В. А. Бердинских «Спецпоселенцы» (М, 2005) – всё это делает резюме профессора Стродса очень далеким от научной истины.

Чего только стоит следующая цитата: «Конечно, наследница СССР, Россия, отрицает своё «неестественное увеличение», оккупацию и захваты, поэтому для мировой общественной и политической мысли, как одно из доказательств обвинений создана эта книга, …где опубликованы краткие биографии 2567 мучеников».

На самом деле, мартиролог латышских граждан в ВЯТЛАГе создан русским человеком В. И. Веремьевым абсолютно бескорыстно, и передан как дар от России Латвии. Использовать в политической конъюнктуре такого рода труд по – меньшей мере безнравственно.

В наши дни В. И. Веремьев, профессор В. А. Бердинских, латышская исследовательница (сама в прошлом спецпоселенка, потерявшая в ВЯТЛАГе отца) Бенилда Эзериня завершают работы над двухтомником «Латыши в Вятлаге» (на русском языке), наполненным оригинальными документами, личными воспоминаниями узников, биографическими лишённой столь модной последние годы политической подоплеки? Во всяком случае, более 10 обращений Бенилды Эзериня к президенту Латвии, политическим и общественным организациям Латвии с просьбой о содействии, остались без ответа.

И. В. Бердинских

http://herzenlib.ru/almanac/number/detail.php?NUMBER=number11&ELEMENT=16

 

 

Спецпоселенцы. Политическая ссылка народов Советской России.
picГод: 2005
Автор: Бердинских В.А.
Жанр: монография, история СССР
Издательство: М.: Новое литературное обозрение
ISBN: 5-86793-357-1
Серия: Historia Rossica
Язык: Русский
Формат: PDF
Качество: Отсканированные страницы
Интерактивное оглавление: Нет
Количество страниц: 765
Описание:
Книга известного российского историка, доктора исторических наук В.А.Берлинских посвящена закрытой доселе странице российской истории XX века - депортациям (массовой высыпке) целых народов в 1930-е - 1940-е годы и системе спецпоселений.
Если о миллионах заключенных сталинских лагерей писали достаточно много, то о "ссыльных народах" - российских немцах, калмыках, крымских татарах, раскулаченных русских крестьянах - исторической литературы практически нет.
В книге на основе архивных данных, других уникальных материалов исследуется как механизм депортации, так и сама система спецпоселений.
Русский Север, Казахстан и Сибирь - места размещения выселенных народов. Последствия сталинских акций раскрестьянивания и национального унижения миллионов остро ощущаются и в современной жизни России

 

 


 

Экономика ГУЛАГа как система подневольного труда (на материалах Вятлага 1938-1953 гг.).


xГод2011
АвторБелых Н.Ю.
Жанрмонография, история СССР
ИздательствоМ.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН)
ISBN978-5-8243-1513-4
СерияИстория сталинизма
ЯзыкРусский
ФорматDjVu
КачествоОтсканированные страницы
Количество страниц296
Релиз группы pic
Сканирование и обработкаDark_Ambient


Описание:
В монографии на основе анализа архивных документов, многие из которых впервые вводятся в научный оборот, исследуются региональные аспекты эволюции и функционирования сталинско-советской системы подневольного труда на примере Вятского исправительно-трудового лагеря (Вятлага) НКВД-МВД СССР.
Для историков, краеведов, преподавателей и студентов, широкого круга интересующихся новейшей историей Отечества и Вятского края.

 


 

[Автореферат диссертации] Особенности формирования и функционирования лагерной экономики в 1938-1953 гг. (на материалах вятлага – вятского исправительно-трудового лагеря НКВД-МВД СССР)
xГод: 2010
Автор: Белых Н.Ю.
Жанр: история России, история СССР
Издательство: Удмуртский государственный университет
Язык: Русский
Формат: PDF
Качество: Изначально компьютерное (eBook)
Количество страниц: 24
Описание:
В автореферате, в частности, автор развенчивает миф об "эффективности" сталинской экономики лагерных систем.
Выдержки из текста работы:
с. 8
По-прежнему среди наиболее существенных и распространенных (хотя и отнюдь не бесспорных) являются тезисы о том, что подневольность труда в местах лишения ограничения свободы была эффективной - в силу своей «мобилизационности». Аргументация при этом сводится к тому, что при необходимости сосредоточения объемных трудовых ресурсов, при минимальной инфраструктуре для их обустройства и ничтожно малой заработной плате - наиболее эффективными в 1930-х - 1940-х гг. оказались именно массы подневольных работников (заключенных и спецпереселенцев/спецпоселенцев).
[Однако] Труд же конкретного невольника (в силу множества причин) неэффективен. Излишне при этом говорить об аморальности подхода государства к своим гражданам лишь как к резервуару массового труда.
с.13
Наиболее характерная черта лагерной «экономики» на этом этапе - чрезвычайно широкое распространение тяжелого ручного физического труда.
с.13-14
Подневольная «рабочая сила» использовалась в лагерной хозяйственной системе крайне примитивно и узкофункционально: «человск-пила», «человек-топор», «человек-лопата», «человек-тачка» и т.п. Суть этой системы заключалась в том, чтобы интенсивной физической нагрузкой до дна и в короткий срок выкачать всю жизненную энергию человека. В гулаговской «империи» и в ее «провинциях», одной из которых и являлся Вятлаг, господствовала номенклатурно-бюрократичсская психология временщиков.
с.15
В третьем параграфе — «Лагерная экономика в послевоенный период (1946—1953 гг.)» — прослеживается эволюция производственной инфраструктуры Вятского ИТЛ в послевоенные годы и резюмируется, что как и вся советская система подневольного труда, эта инфраструктура по определению не соответствовала критериям и принципам рациональной экономики. Уже к середине 1950-х гг. стало очевидным, что вся советская экономика и в возрастающей степени нуждается в труде добровольном, высококвалифицированном и высокопроизводительном.
Отмечается, что использование подневольной «рабочей силы» в Вятлаге, как и во всей советской карательно-исполнительной системе, при всех ухищрениях лагерной статистики нет оснований считать сколько-нибудь рациональным. Так, удельный вес трудоспособных среди «спецконтингентов» в Вятском ИТЛ, по отчетным данным, составлял от 98,6% в 1941 г. до 80,9% - в 1946 г. Вместе с тем процент вывода так называемых «производителей пр01раммы» на оплачиваемые работы никогда в рассматриваемый период (1938-1953 гг.) не достигал плановых показателей и фактически составлял: в 1946 г. - 77,2% (при нормативе - 79,5%), в 1947 г. - 72,8% (норматив - 79,6%), в 1952 г. - 66,4% (норматив - 69,7%), в 1953 г. - 66,9% (норматив - 71,9%).
с.20
Экологические и социально-демографические последствия этой деятельности на региональном уровне болезненно ощущаются уже сегодня и, видимо, приобретут еще большую остроту в будущем. От системы, где не представляет никакой ценности человеческая жизнь, по меньшей мере наивно ожидать щадящего, рачительного, бережного отношения к природе, органичной частью которой, собственно, и является человек.
Особые условия функционирования лагерно-производственной системы (повышенная секретность и бесконтрольность) способствовали также широкому распространению и таких её хронических пороков, как приписки, ложные отчеты, недостачи, непроизводительные расходы, растраты, проявления коррупции. Причем, судя по всему, эти пороки были свойственны лагерной системе не в меньшей, а, возможно, и в большей степени, чем это было присуще всей советской хозяйственной модели.
В лагерях, в том числе и Вятском ИТЛ, наблюдался непрерывный рост себестоимости товарной продукции. Если в 1950 г. себестоимость 1 кубометра продукции лесоэксплуатации в этом лагере составляла 5,41 р., то в 1953 г. - уже 6,85 р. (рост - на 26.6%). Процветали приписки объемов выполненных работ, хищническая «добыча» леса, когда огромные штабеля древесных хлыстов (прошедших по отчетам о «выполнении планов») оставались не вывезенными - гнить на таежных делянах. Размеры «отходов» производства достигали огромной' величины: на большинстве лесных лагерных пунктов в брак отсортировывалась, например, даже та древесина, которая «не воспринималась» (из-за ее чрезмерного диаметра) пилорамами.
Сотнями тысяч и лаже миллионами рублей выражались суммы непроизводительных расходов, потерь от недостач и хищений. Они составляли: за январь-июнь 1940 г. - более 335.500 р., за 1942 г. - более 8.000.000 р., а за 11 месяцев 1943 г.- около 2.300.000 р., за 1944 г. - 1.223.000 р., за 11 месяцев 1946 г. – более 600.000 р., за один месяц (октябрь) 1947 г. - 60.000 р., за два месяца (январь-февраль) 1948 г. - 137.000 р.. за 1953 г. - 1.581.000 р. (в том числе недостачи и хищения - 244.000 р.). В 1952 г. в ходе инвентаризаций выявлены недостачи лесопродукции общим объемом 4.485 кубометров - на сумму 102.000 р.
Многочисленными фактами, свидетельствующими о перманентности и всеобщности указанных явлений в Вятском ИТЛ, а также о коррумпированности значительной части персонала и охраны, изобилуют архивные материалы этого лагеря.
с.21
Неэффективность лагерно-хозяйственпой деятельности ярко прослеживается на примере производительности подневольного труда, которая практически не увеличивалась в течение всего исследуемого периода (несмотря на механизацию части работ) - при постоянном росте себестоимости продукции.



http://doc.mod.gov.lv/lv/gramatas/VJATLAG/files/vjatlag_2006.pdf

 

 

Kiričenko Dmitrijs Filipa d., dz. 1898, lieta Nr. 13547, izs. adr. Rēzeknes apr., Rēzekne, Komjaunatnes iela 23

 

Kiričenko Dmitrijs Filipa d.,

dz. 1898,
lieta Nr. 13547,
izs. adr. Rēzeknes apr., Rēzekne, Komjaunatnes iela 23

 

Aizvestie страница 397 расстрелян в Вятлаге 12 1 1942  44755

 

Опубликовано - 28 апреля 2011 17:06 
Категория: Новости http://www.gtrk-vyatka.ru/vesti/print:page,1,11933-poseshhenie-vjatlaga.html

Вятский исправительно-трудовой лагерь "Вятлаг"

Восстановить историческую справедливость, воскресить добрые имена незаконно репрессированных и сделать еще один шаг на пути к настоящему демократическому обществу. Об этом и многом другом говорили во время поездки в поселок Лесной Верхнекамского района посол Латвии Эдгарс Скуя и губернатор Никиты Белых.
 
Вятский исправительно-трудовой лагерь "Вятлаг" был одним из крупнейших в системе ГУЛАГа. Он существовал с 1938 до 60-ых годов ХХ века. Точное количество людей, которые сгинули в этом адском конвейере смерти, не может назвать никто. Архивы засекречены, доступ историков к ним сопряжен с большими трудностями. Однако наверняка известно, что здесь находится самое большое локализованное захоронение латышей на Европейской территории России.
Граждан Латвии этапировали в Верхнекамский район незадолго до начала Великой отечественной войны. Большая их часть погибла. В музее Оккупации Латвии сохранились детские рисунки тех лет, на них можно увидеть эту трагедию глазами самых неподкупных очевидцев. На севере Кировской области, в нечеловеческих условиях пытались выжить заключенные латыши, русские, румыны, эстонцы, евреи, немцы - советская репрессивная машина не щадила никого.
Поклониться памяти погибших соотечественников в Верхнекамский район Кировской области приехал посол Латвии с женой в сопровождении губернатора Никиты Белых. От "Вятлага" уцелели некоторые постройки, в частности, бывшее здание больницы, в котором умирали от дистрофии заключенные латыши. Цела и "Марьина горка" - место, где по официальной информации похоронен 191 латыш. Дойти до места захоронения непросто - болотистая почва весной особенно топкая. Поэтому гости смотрят на кладбище в бинокль. На самом деле, погибших здесь было в сотни раз больше, вся эта земля - одна большая братская могила.
ИВАН ШВЕЦОВ КОРРЕСПОНДЕНТ: «В годы Великой Отечественной войны, в лагерях, которые расположены поблизости от поселка Лесной, погибли от голода и болезней около 2500 граждан Латвии. Архивы и личные дела умерших до сих пор закрыты для общественности. Визит посла Латвии на эту землю дает надежду, что историческая справедливость восторжествует, и вместо мифов люди смогут узнать объективную информацию о годах репрессий».
Вятский исправительно-трудовой лагерь "Вятлаг"В память о жертвах коммунистического террора еще на одном кладбище установлен большой деревянный крест. В будущем здесь планируют создать мемориальный комплекс. Это общее желание руководства Кировской области и латышских властей.
НИКИТА БЕЛЫХ ГУБЕРНАТОР КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ: «Народ, который не знает своего прошлого, не имеет будущего».
В особых случаях доступ к архиву разрешается. Латвийскому послу позволили посмотреть дела бывших министров латвийского правительства, видных общественных деятелей. В глаза сразу же бросилось несоответствие в датах. День смерти в личном деле и медицинском акте - не совпадают.
Эта нестыковка - обычное дело. Заключенного, который точно скоро умрет, освобождали, чтобы он своей смертью не портил статистику. Он был "актирован". И умер все равно здесь.
 
В местном архиве УФСИН находится около 2 миллионов учетных карточек заключенных. Послу показали только 3 личных дела. Это в прямом смысле - капля в море, микроскопическая часть от общего числа документов, которые должны быть обнародованы. Кстати, фотографировать личные дела латышей послу не позволили. Только Вятский исправительно-трудовой лагерь "Вятлаг"посмотреть, пролистать под бдительным надзором офицера УФСИН.
ЭДГАРС СКУЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЙ ПОЛНОМОЧНЫЙ ПОСОЛ ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: «Я очень высоко оцениваю, то, что делает руководство Кировской области для сохранения памяти о жертвах политических репрессий».
Разделить ведомственный архив и архив по политзаключенным - давняя мечта историков. Сейчас, чтобы получить доступ к этим бесценным материалам нужно испрашивать личного разрешения высокого начальства. И далеко не всем его удается получить.
ВИКТОР БЕРДИНСКИХ ДОКТОР ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР ВЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА: «Наиболее известный этап был в 1941 году, когда к нам в «Вятлаг» прибыли боле 2,5 тысяч арестованных латышей, из них погибли 80%».
Дело репрессированных латышей, как и Катынский расстрел, в последнее время стали картами в международной политической игре. Одна сторона требует безоговорочного доступа ко всем документам трагической эпохи, другая - упорствует и выдвигает встречные требования. Но почему в вопросе обнародования материалов по репрессированным так активно сопротивляется Россия, Запад понять не может.
Вятский исправительно-трудовой лагерь "Вятлаг"ВИКТОР БЕРДИНСКИХ ДОКТОР ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР ВЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА: «Эта тема политически острая, часто становится предметом для спекуляции, как со стороны прибалтийских государств, так и России».
В июне 2011 года на Марьину горку и к памятному кресту в поселок Лесной приедет большая делегация из Латвии. Латыши хотят посмотреть места, где погибли и похоронены их родственники. Может быть, гостям даже разрешат взглянуть на личные дела их прадедов. Но сотни тысяч людей, чьи предки погибли в адской машине репрессий, до сих пор не знают, где умерли и похоронены их родные. И чем скорее будут полностью открыты архивы жертв ГУЛАГа, тем больше людей смогут узнать истинный масштаб репрессий.
 
 

Постоянный адрес страницы: http://www.gtrk-vyatka.ru/vesti/11933-poseshhenie-vjatlaga.html

 


 

лица депортации 1941 года